СЛАВЯНИЯ СТАЛИНА

Модераторы: goward, Vadim Deruzhinsky, Andrey Ladyzhenko

СЛАВЯНИЯ СТАЛИНА

Сообщение Vadim Deruzhinsky » Чт мар 29, 2018 4:50 pm

Предлагаю для обсуждения свою статью, которая верстается для публикации в №8 нашей газеты за 2018 год.

Собственно говоря, я написал эту статью и сделал исследование темы потому, что был удивлён фактами, о которых раньше не знал. Теперь многие события той эпохи (с 1945 до смерти Сталина) обретают действительно логический смысл: зачем Беларусь и Украина стали соучредителями ООН, почему до смерти Сталина не был создан военный восточный блок (Варшавский Договор) и пр.

Пока статья верстается, можно вносить исправления и уточнения – буду благодарен, если таковые у форумчан найдутся.

*****

СЛАВЯНИЯ

Вадим ДЕРУЖИНСКИЙ
«Аналитическая газета «Секретные исследования», №8, 2018


В 1954 году, как планировал Сталин, соучредители ООН Беларусь и Украина должны были выйти из состава СССР и создать новое союзное славянское государство со столицей в Минске. В этот союз должны были также войти СССР, Польша, Чехословакия, Болгария и Югославия.


Даже сегодня вы нигде не найдёте ответа на вопрос – зачем Сталину потребовалось делать Беларусь и Украину отдельными членами-соучредителями ООН. Традиционное мнение, что это якобы «уважение к вкладу этих республик в войне», просто абсурдно – вклад у всех республик равный. Как ошибочно и суждение, что Сталин этим якобы хотел увеличить число голосов в ООН в свою пользу. Если бы действительно была в этом необходимость, то Сталин мог сделать членами ООН все союзные и автономные республики. На самом же деле план состоял совсем в другом.

Минск должен был с 1954 года стать столицей самого большого в мире государства, объединившего всех славян планеты. В столице Беларуси, согласно замыслу Сталина, должно было заседать правительство Славянского союзного конфедеративного государства (ССКГ), куда входили бы как отдельные субъекты-страны (члены ООН): Беларусь, Украина, СССР, Польша, Чехословакия, Болгария, Югославия. А затем в состав этой славянской державы были бы включены также Венгрия, Албания, Греция, Румыния и ГДР. (Интересная деталь: в конце 1940-х именно по инициативе Сталина в ГДР была фактически основана славянская автономия лужицких сербов, восстановлен запрещённый Гитлером литературный лужицкий язык, массово открывались славянские школы, а историки дружно вспомнили, что Берлин, Дрезден (Дрездно) и Лейпциг (Липецк) – исконные славянские города.)

Хотя сегодня об этом плане практически забыли, но он был крайне важен для Сталина и являлся по сути, итогом всей его жизни: создание огромнейшей единой империи на полмира – гигантского и мощнейшего государства. Страна с условным названием «Славяния» со столицей в Минске должна была объединять около полумиллиарда человек – от Праги и Берлина до Тихого океана.

Что же помешало осуществиться этому грандиозному плану вождя народов? Преждевременная смерть Сталина? Или ошибки в расчётах?

БЕЛАРУСЬ И УКРАИНА – СУВЕРЕННЫЕ СУБЪЕКТЫ ССКГ


Вначале пару слов о том, почему столицей ССКГ был выбран именно Минск. Абсолютно по той же причине, по которой потом Минск стал штаб-квартирой СНГ. Столица Содружества должна была отражать равноправие союза, и потому на эту роль не подходили мощные «полюса силы» типа Киева и Москвы. Аналогично и в «Славянии» не годились на роль столицы славян Белград и Варшава (там имелись свои «имперские» традиции). Устраивали всех только София или Минск, но поскольку Минск был поближе к Москве и являлся более «управляемым», то для Кремля это оказался самый подходящий вариант. (Равно столицей Европейского Союза стал Брюссель – город без имперской истории, а Бельгия по населению сопоставима с Беларусью.)

Концепция «всемирного СССР из 200 республик» была мечтой Кремля ещё до войны. Собственно, ради этой мечты Сталин и устроил провокацию с Гитлером, в ходе которой Кремль должен был в роли «освободителя» собрать в одно государство все страны и народы. Вся политика Москвы в 1939-1941 годах показывает о расширении СССР как сверхзадаче: стало множиться число союзных республик (с наскоку не удалось лишь с Финляндией, для которой выделили место в лице Карело-Финской ССР). Однако после нападения Гитлера и поражений в 1941-1942 годах пришлось вносить в план коррективы – стало понятно, что нацистов не победить без помощи союзников, а потому послевоенный мир в случае победы придётся делить на сферы влияния с Англией, США и Францией.

В этом новом послевоенном мире, политические контуры которого Сталин обсуждал на встречах с руководителями США и Англии, вырисовывалось существенное обстоятельство, что в «сферу контроля Кремля» попадут все славянские государства. Вот тогда-то и возник замысел, что на роль «идеологического прикрытия» для новой империи вполне удачно подходит панславизм – как «общий знаменатель», обосновывающий объединение государств Восточной Европы в одну страну.

Но как убедить славянские государства, что это не какой-то очередной коварный план великодержавия московитов? Чтобы успокоить такие подозрения, и понадобились Беларусь и Украина как якобы «образцовые первые члены» такого славянского союза. Сталин утверждает у союзников их будущий статус членов-соучредителей ООН как суверенных государств, создаёт в этих республиках национальные вооружённые силы и министерства иностранных дел. Причём если в Беларуси Беларуская национальная армия была создана лишь в приказах Сталина, то в Украине были созданы вполне реально существовавшие штабы Украинской армии со вполне реальными командующими генералами (эти должности совмещали командующие войск СССР на территории УССР). 11 марта 1944 года назначили народного комиссара обороны УССР – генерал-лейтенанта Василия Герасименко (1900-1961), одновременно командовавшего Харьковским военным округом, разработали структуру республиканской армии и наркомата, сформировали штаты.

Подробно об этом наша газета уже рассказывала в ряде статей. Там мы эти решения Сталина объясняли желанием сделать Беларусь и Украину отельными членами ООН, но оставались без объяснения многие вопросы. Например: почему в составе «Белорусской Армии» (по Постановлению Государственного комитета обороны численностью 169.120 человек) были дивизии с именами не только героев Советского Союза, но и, например: «8-я Белорусская имени Кастуся Калиновского стрелковая дивизия в составе полков Белостокский, Гродненский, Новогрудский». Так вот вероятнее всего это был «сигнал» не беларусам, а скорее полякам и другим европейским славянам. Мол, вот смотрите: мы лелеем славянскую идентичность славянских народов и уважаем их борьбу с великорусским царизмом.

В общем, Сталин вполне подготовил Беларусь и Украину как первых и образцовых членов новой славянской конфедерации. Дело осталось за малым – склонить самих зарубежных славян.

СОЗДАНИЕ ИСПОЛИНА

Концепция Сталина была предельно чёткой: оказавшиеся в сфере влияния Кремля европейские государства должны объединиться в одну страну под сталинским руководством. Но силой это трудно навязать, нужно что-то придумать вроде «добровольного славянского единства», что Москва и стала «прощупывать» уже в 1946-1947 годах в рамках проекта Славянского конфедеративного государства. Первой с огромнейшим энтузиазмом отозвалась Югославия. Проект активно поддержали не только И.Б. Тито и другие руководители Югославии, но, если верить источникам, вообще все жители этой федерации. Правда, Тито поставил условие – столицей нового союзного славянского государства должен быть Белград.

Не против объединения высказались и другие славянские страны – теоретически. Но если югославов убеждать не пришлось (ещё 5 апреля 1941 года в ходе визита в Москву премьер-министра Югославии Душана Симовича в беседе со Сталиным обсуждалась идея союза славянских государств), то с Чехословакией было сложнее, Сталину пришлось прилагать усилия. На приёме в Кремле в честь президента Чехословакии Э. Бенеша 28 марта 1945 года И.В. Сталин предложил тост «За новых славянофилов, которые стоят за союз независимых славянских государств!». Генералиссимус подчеркнул, что «и первая, и вторая мировые войны развернулись и шли на спинах славянских народов. Чтобы немцам не дать подняться и затеять новую войну – нужен союз славянских народов».

Скорее всего, в головах чехов крутился вопрос – а какое отношение грузин имеет к славянам? Они, конечно, этого не сказали, но их и не спрашивали.

В СССР координацией создания общеславянского государства занимался Славянский комитет СССР, специально созданный Сталиным в марте 1947 года. В его работе участвовали многие экономические, юридические и идеологические ведомства – общесоюзные, беларуские и украинские. Он стал преемником учрежденного в Москве 5 октября 1941 г. Всеславянского комитета. Его бессменным председателем был генерал-лейтенант инженерных войск Александр Семенович Гундоров (1894-1973). В президиум комитета вошли широко известные деятели: военачальники Ф.И. Толбухин, С.А. Ковпак, писатели Н.С. Тихонов, Якуб Колас, В.В. Вишневский, А.Е. Корнейчук, ученые Б.Д. Греков, Н.С. Державин, Н.А. Вознесенский (председатель Госплана СССР до осени 1948 г.), М.З. Сабуров (председатель Госплана СССР в 1949-1958 гг.), Т.Д. Лысенко, первый председатель правления Союза композиторов СССР Б.В. Асафьев, народная артистка СССР Л.П. Александровская, министр высшего образования СССР С.В. Кафтанов, митрополит Крутицкий и Коломенский Николай (Ярушевич).

Печатным органом этого комитета в 1947-м стал ежемесячный журнал «Славяне», издававшийся с декабря 1941 года. В 1953 году Славянский комитет СССР провёл торжественные собрания в связи с 10-летием боя под Ленино (в Могилёвской области Беларуси в середине октября 1943 г., где отличились польские части), с 75-летием освобождения Болгарии от османского ига, 75-летием со дня рождения выдающегося общественного деятеля и писателя Чехословакии Зденека Неедлы. Эти и другие мероприятия широко освещались в СМИ СССР и восточноевропейских славянских государств, о них регулярно сообщалось в югославской прессе.

По мнению российского историка и публициста Николая Кикешева, «политическая функция общеславянского движения особенно проявилась в конце Великой Отечественной войны, когда Европа была поделена на сферы влияния, и советское руководство взяло курс на создание союза славянских государств. Эта политика получила всемерную поддержку руководителей славянских стран, как и делегатов Всемирного Славянского конгресса в Белграде (декабрь 1946 г.). Славянский союз должен был стать основой блока народно-демократических государств Центральной и Юго-Восточной Европы…».

По заданию Сталина советские учёные взялись за творческую разработку темы «славянского единства», занимаясь, по сути, антинаучными спекуляциями. Вместо представлений о том, что славяне – понятие чисто лингвистическое, стала постулироваться фантазия, что славяне – явление антропологическое, что в прошлом все славяне были одним народом, да к тому же что народ этот исконно обитал якобы где-то в СССР или вообще в РСФСР. Интересно, что эти измышления отразились и в Тезисах ЦК КПСС 1954 года в связи с юбилеем воссоединения России с Украиной (и одновременно с передачей в связи с юбилеем Крыма из состава РСФСР в УССР). В общем, для славянской конфедерации в Москве разработали даже «научную базу»…

ПРОБЛЕМЫ С ЮГОСЛАВИЕЙ

Тут кроется ещё одна загадка современной истории: почему Сталин не стал отвечать на создание НАТО в 1949 году созданием аналогичного восточного военного блока (Варшавский Договор был учреждён только после смерти Сталина в 1955 году). Не было нужды – так как, по мнению Сталина, ответом на создание НАТО должна была стать Славянская конфедерация.

Другой российский публицист Алексей Балиев писал в очерке «Славянский проект Сталина»:

«Подчеркнем, что после Сталина ни один политический деятель СССР никогда публично не использовал термина «славяне», не говоря уже о «союзе славянских народов», потому, что политика послесталинского руководства была, по сути, антиславянской. Но в 1946 году идея славянского межгосударственного образования была единогласно поддержана VI Всеславянским конгрессом (в Белграде 8-11 декабря), в том числе, в выступлении Тито. Однако спровоцированный «титовцами» в 1948-1949 гг. разрыв военно-политических связей с СССР и другими соцстранами и, тем более, участие Югославии в так называемом «Балканском пакте», созданном в 1952-м, в котором состояли, наряду с Югославией, Греция и Турция (члены НАТО), – вывели Югославию из славянского проекта.

Казалось бы, СССР уже тогда должен был ответить созданием военно-политического блока, аналогичного НАТО, но Москва избрала иную стратегию: Варшавский Договор был учреждён только 14 мая 1955 года. А в 1947-1953 гг. Советский Союз заключил долгосрочные договоры о взаимной военной помощи, координации внешней политики и тесном экономическом сотрудничестве со странами – потенциальными участницами ССКГ. В тот же период было оформлено, можно сказать, «перекрёстное» экономическое взаимодействие тех же (и других) восточноевропейских стран в рамках Совета экономической взаимопомощи (СЭВ), провозглашённого в начале января 1949 г. С осени 1952 года страны-члены СЭВ перешли к координации внутри- и внешнеэкономических планов.

В тот же период в СССР прекратились гонения на священников и верующих. То есть экономико-политический и, скажем так, межконфессиональный фундамент союзной славянской конфедерации был создан за 1946-1953 годы. Однако создание в апреле 1949 года НАТО и обострение советско-югославских отношений, начавшаяся война в Корее замедлили процесс создания «Славянского союзного конфедеративного государства». Впрочем, в те годы в высшем руководстве СССР уже велась работа по сворачиванию этого стратегического проекта. Согласно архивным данным, Хрущёв, Маленков, Берия, Микоян не единожды пытались убедить Сталина в преждевременности такого проекта, а также в том, что создание ССКГ быстро ухудшит и без того напряженные взаимоотношения с США и НАТО. Что, дескать, лучше создать «просоветское» НАТО».

Проблема заключалась в Тито, который в 1948 году развернул бурную международную деятельность по созданию блока государств – но без участия СССР (правда, теоретически Тито был не против присоединения к блоку Беларуси и Украины – но без Москвы). Руководитель Болгарии Г. Димитров с самого начала поддерживал эту идею И.Б. Тито о создании так называемой «Балканской» и более широкой – «Дунайско-Балканской конфедерации» или «федерации», причём с участием всех восточноевропейских стран, а также Греции и Албании. Что фактически отодвигало на второй план сталинский проект славянской межгосударственной конфедерации.

Сталин публично осудил идею Тито-Димитрова в ходе трёхсторонней советско-болгарско-югославской встречи 10 февраля 1948 года в Москве (от Болгарии присутствовали Г. Димитров и В. Коларов, от Югославии – Э. Кардель, М. Джилас и В. Бакарич). Тито на эту встречу демонстративно отказался приехать. На «пробное» предложение югославской делегации о том, что готовится проект федерации Югославии с Албанией, Сталин резко возразил: «Нет, сначала федерация Болгарии-Югославии, а затем обеих – с Албанией». И добавил: «Мы думаем, что нужно также создать федерацию, объединяющую Польшу с Чехословакией. Или – это могут быть конфедерации» (см., напр., Э. Ходжа, «Размышления о югославском «социализме», Тирана, рус. яз., 1981 г.; Полное собрание сочинений и писем И.В. Сталина в 33-х томах, Пекин-Тирана, 1977-1979, т. 28).
Тут прослеживаются контуры поэтапного плана Сталина с идеологией именно славянского единения: вначале как ядро федерация Польши с Чехословакией – с включением в неё Беларуси и Украины для «управляемости», а уже затем включение СССР и федерации Болгарии-Югославии. А Албания, Румыния и прочие – потом лишь присоединятся к изначально славянскому проекту.

Алексей Балиев пишет:

«Похоже, Сталин небезосновательно усмотрел в идее Белграда и Софии попытку «размыть» формирование славянского конфедеративного союза и косвенно представить СССР в качестве, своего рода, ликвидатора государственной независимости стран Восточной Европы. Включение же Греции в такой проект фактически означало, что Тито с Димитровым тем самым подтверждают обвинения Запада о вмешательстве «просоветского восточного блока» во внутренние дела Греции (в тот период она была охвачена кровавой гражданской войной). Отсутствие Тито на встрече в Москве косвенно подтверждало такие прогнозы Сталина. Вскоре они сбылись…»

Случайность это или нет, но один за другим за короткое время скоропостижно умерли все наиболее активные и влиятельные сторонники проекта ССКГ: А.А. Жданов (фактический преемник Сталина) в 1948-м, Жикица Иованович (лидер антититовской оппозиции) и Б.В. Асафьев в 1949-м, Васил Коларов (руководитель Болгарии) в 1950-м, Клемент Готвальд (руководитель Чехословакии) в 1953-м. Дольше «продержался» Болеслав Берут: он скоропостижно скончался в 1956-м, причём в Москве. Примечательно также, что в отчетном докладе Маленкова XIX съезду КПСС (5 октября 1952 г.) ничего не было сказано о Славянском проекте; только упомянули о нём Готвальд и Берут, а руководитель Славянского комитета СССР был делегатом того же съезда без права выступления.

С 1955 года журнал «Славяне» стал выходить один раз в два месяца, а с 1957-го – один раз в квартал. А в июле 1958 г. А.С. Гундоров в докладной в ЦК КПСС посетовал: «…Славянский комитет ныне содержится в «консервированном» виде. До минимума сокращена связь с братскими славянскими странами, ликвидировано пресс-бюро, запрещены политические выступления и т.п. Осталась только связь со славянской эмиграцией Америки и Австралии. Штат комитета сокращен до 5 человек, а его президиум упразднен». А с ноября 1958-го журнал «Славяне» вообще прекратили издавать.

Наконец, в марте 1962 г. Славянский комитет СССР был расформирован: ЦК КПСС обвинил его в «пропаганде национальной исключительности», «игнорировании решений ХХ и ХХII съездов КПСС» и «низкопоклонстве перед культом личности».

Пожалуй, единственным результатом славянской интеграции стал Кабачок 13 стульев, персонажи которого были поляками, но одновременно равно были близки чехам, словакам, беларусам, украинцам и лужичанам (обращение «пан», слова типа «дзякуй» и «так» в знак согласия, пр.). Впрочем, и Кабачок тоже был в конце концов закрыт – с началом политического кризиса в Польше…

КРАХ УТОПИИ

В этой интересной теме, на наш взгляд, два главных вопроса. Первый – почему не удалось собрать страны Восточной Европы в конфедерацию? Второй – почему объединение всех славян снова провалилось, как и века назад?

Как ни странно, после войны конфедерация была вполне реальной. Многие субъекты всё равно объединялись (республики Югославии, Чехия со Словакией). А Польша наоборот переживала утрату Западной Беларуси и Западной Украины и видела «компенсацию обиды» в конфедерации с суверенными Беларусью и Украиной, что возвращало память о Речи Посполитой. Плюс конфедерация снимала напряжённость с проблем, возникших в связи с сомнительным послевоенным переделом границ: например, объединение Албании и Югославии решало споры между Сербией и Албанией из-за Косово. Объединение ГДР и Польши решало проблему немецких территорий, ставших после войны польскими. Не казалась бы обидной передача Белостока Польше из состава БССР (впрочем, следует напомнить, что был план укрупнить Беларусь Калининградской областью). И так далее.

Однако очень скоро оказалось, что такая конфедерация запросто выйдет из-под контроля Кремля. Собственно, так и произошло ещё даже до создания этого единого государства. Сталин показал себя утопистом, а вот прагматиками оказались те члены Политбюро, кто выступал за принцип «разделяй и властвуй». Поэтому наш вывод таков: конфедерация была возможной, но это означало потерю Москвой власти, грозило бунтом конфедерации против Кремля.

Ну а нас, беларусов, более всего сегодня интересует судьба Беларуси и Украины – Сталин сделал нас отдельными членами ООН, собирался вывести из состава СССР и сделать первыми суверенными субъектами Славянского союзного конфедеративного государства (вместе с Чехословакией и Польшей). Уже интересно – БССР и УССР денонсировали бы Договор о создании СССР не в 1991 году, а в 1954-м. Что было бы с нами потом?

С одной стороны, великорусские шовинисты должны вроде бы радоваться: мол, Сталин создал огромную славянскую империю. На самом же деле для русского национализма это казалось бы «величайшей трагедией и ошибкой Сталина». Да, вроде бы всех славян собрали в одну страну. Но при этом сделали Беларусь и Украину такими же равноправными субъектами, как Чехословакия или Польша, то есть освободили их от русификации и перспективы превращения беларусов и украинцев в великоруссов. В таком альтернативном будущем Беларусь и Украина сегодня были бы так же мало связаны с русскими и их «русскими миром», как и все другие славянские страны. Мало того – для беларусов это было бы возращением в лоно Западной цивилизации, а наиболее тесные связи – при наличии свободы – Минск наладил бы даже не с союзной Варшавой, а с союзными Берлином, Будапештом и Прагой. То есть полный уход от «евразийской ментальности», которую усиленно нам навязывал восточный сосед ещё со времён Орды, в ментальность европейскую – каковая всегда и была присуща ВКЛ-Беларуси.

Если бы утопия Сталина осуществилась, то в случае дальнейшей как успешности, так и не успешности Беларусь навсегда оставалась бы суверенным независимым от восточного соседа государством. Приятно представить себе огромный, богатый, цветущий Минск в роли эдакого восточноевропейского Брюсселя – что весьма расходилось с ролью захолустья, которую нам отводил царизм. Но даже если бы эта сталинская конфедерация Восточной Европы после смерти вождя распалась – то уже сложившиеся связи Минска с Берлином, Прагой, Будапештом вели бы Беларусь вслед за ними в Европейский Союз – а вовсе не в Азию.

И, наконец, немного о том, почему оказалось невозможным объединение всех славян мира. Весь ответ кроется в небольшом вроде бы факте: при последней переписи населения РФ 160 тысяч бурятов записались «русскими», потому что бурятского языка не знают, имеют русские имена и фамилии, по вере православные. Получается, что эти буряты – это восточные славяне, братья беларусов и украинцев и отпрыски древнерусской народности. Кстати, эта фантастическая «древнерусская народность» – тоже изобретение Тезисов ЦК КПСС 1954 года, вместе с басней о том, что все славяне изначально якобы были одним народом. Ну да, таким же, как буряты-славяне.

На самом деле, как уже не раз говорилось на страницах нашей газеты, славян как антропологической общности не существует – есть только славяноязычные. А славянский язык – это койне, средство межплеменного общения, возникшее с IV-VI веков из упрощения и смешения нескольких языков: балтского, готского, сарматского, иллирийского. Все славяне изначально по субстрату и были этими индоевропейскими группами (велико было также влияние кельтского субстрата у чехов, полабских славян, западных поляков). Плюс ещё есть славяне, которые не индоевропейцы по субстрату: болгары – славянизированные тюрки, великоруссы – финно-угры и тюрки, ещё, как мы знаем, есть славяне-буряты, славяне-кавказцы, даже славяне-евреи (40% населения Израиля – славяноязычные эмигранты из СССР).

Возникает вопрос: что же, кроме славянского койне, может объединять автохтона Праги (по субстрату кельт с длинным узким черепом) с автохтоном Рязани (по субстрату финн народа эрзя)? Но проблема не только в разной антропологии, а в разной истории – и потому в разной культуре и ментальности. Беларусы, например, на порядки больше похожи в культуре и ментальности (да и в антропологии, конечно) на балтоязычных летувисов, чем на славяноязычных болгар – изначально тюрок, соседей и братьев волжских булгар-татар. Поэтому, кстати, неудивительно, что Ленин и Сталин вначале создали Литовско-Белорусскую ССР.

Кстати, моё мнение таково, что её следовало восстановить, когда Республика Летува вошла в состав СССР. Но это уже другая любопытная историческая альтернатива, в которой наша сегодняшняя страна имела бы население под 15 миллионов и столицу в Вильно, с огромной вероятностью входила бы в ЕС. Тоже очень интересно – вроде бы малозначащие решения Ленина и Сталина о границах нашей республики на самом деле были судьбоносными, повлияли в огромной мере на судьбы наших поколений.

Но это тема для другой статьи, а эту хотелось бы закончить вот чем: почему «эксперт по национальному вопросу» Сталин создал именно Литовско-Белорусскую ССР, а не, скажем, Украинско-Белорусскую ССР? Так вот в том и дело, что тогда ещё не изобрели ни «древнерусскую народность», ни прочие выдумки про «древних славян» – всё это по указаниям Сталина изобрели после войны как обоснование для ССКГ. А если бы не было такого прожекта «собирания всех славян в новой мировой войне», то Сталин использовал бы БССР уже не как базу для единения славян Европы, а в иной менее глобальной ипостаси – но тоже мессианской и важной. А именно: с 1940 года через воссоздание ЛитБел ССР Восточная Беларусь (с переносом столицы в «освобождённый» от «панской Польши» город Вильно – из, кстати, не Минска, а Могилёва, где уже начали обустраивать столицу) стала бы назначенным Москвой «куратором» не только для отнятых у Польши северо-восточных территорий, но и для стран Балтии, которые тоже вошли в СССР. И глава коммунистов ЛитБел ССР Пономаренко из Вильно заодно бы «курировал» Латвию и Эстонию, управляя их лояльностью с помощью подопечных летувисов. Как эдакий генерал-губернатор Муравьёв.

Для нынешней РФ (и равно для Украины и Польши) это никакого значения не имеет, а вот вся судьба Беларуси и беларуского народа сегодня сложилась бы совсем иначе. Как и судьба стран Балтии. Начиная с того, что сама наша столица была бы не в Минске, а в Вильно. Но это, повторяю, уже другая и тоже очень интересная тема, о чём в следующих номерах нашей газеты…
Аватара пользователя
Vadim Deruzhinsky
Модератор
 
Сообщения: 9569
Зарегистрирован: Вс дек 24, 2006 8:15 pm
Откуда: Минск

Re: СЛАВЯНИЯ СТАЛИНА

Сообщение muraw » Чт мар 29, 2018 5:31 pm

Газета, случайно, выходит не 1-го апреля?
muraw
 
Сообщения: 433
Зарегистрирован: Ср июл 28, 2010 1:17 pm


Вернуться в История

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 15