НАШЕ ЛИТЕРАТУРНОЕ ТВОРЧЕСТВО

Модераторы: Vadim Deruzhinsky, Andrey Ladyzhenko, Станислав Матвеев, Pavel

Re: НАШЕ ЛИТЕРАТУРНОЕ ТВОРЧЕСТВО

Сообщение Станислав Матвеев » Чт ноя 19, 2015 9:09 am

2 Vadim Deruzhinsky:

События во сне В ПРИНЦИПЕ не могут длиться дольше самого сна (а его быстрая фаза со сновидениями занимает лишь несколько минут) – а вы описываете свои приключения длиной в недели. Вы что – несколько недель спали? Почитайте, что такое физиология сна и что такое сновидения. Это цепь мелких событий, которая логически не продолжается дольше нескольких минут!


Не знаю где вы такое нашли, но про себя могу точно сказать вот что. У меня во сне время так "сворачивается", что хотя физиологически сон и длиться 3-10 минут, но в действительности мне даже пару раз будто целая жизнь снилась. Были сны по нескольку дней, вот происходят события какие то во сне, потом я ложусь во сне спать просыпаюсь "назавтра" и дальше снится.
Снились сны как кино, по субъективным ощущениям события длились неделю. Но когда уже просыпаюсь в реале то все воспоминания быстро "упаковываются", получались будто обычные воспоминания о прошлом. Может я конечно один такой урод но с тем что вы написали я категорически не согласен.
Станислав Матвеев
Модератор
 
Сообщения: 1361
Зарегистрирован: Вт янв 15, 2008 11:55 am
Откуда: Гомель, Беларусь

Re: НАШЕ ЛИТЕРАТУРНОЕ ТВОРЧЕСТВО

Сообщение Станислав Матвеев » Чт ноя 19, 2015 10:53 am

С хартии прикольный коммент:

прозревший, 0:14, 19.11

Я рекомендую всем прочитать книги Деружинского. Для меня всё прочитанное три года назад стало откровением! Реально глаза открылись! Если вначале я читал и со скепсисом ждал, когда автор договорится до того, что Адам и Ева, заодно с Христосом были белорусами, то очень скоро улыбаться перестал! Всё стало на свои места! Всё верно! Главное, что сейчас и исследования русских генетиков подтверждают написанное Деружинским! Ну, не братья мы, не братья! Да, живем веками рядом, соседей, увы, не выбирают. Но никто столько крови литвинской не пролил на нашей земле, как "братья". Ребята, читайте Деружинского! Рекомендуйте друзьям и знакомым. Нормальные книги, не злопыхательские. без истерик и лозунгов.Всё подтверждено ссылками. Лучше знать горькую правду. чем верить в сладкую ложь! У нас забрали страну, язык, даже название нам придумали. Своё племя придумали, скрысятили у Киевской Руси, и нас "переименовали".
Ответить
– +89 +
NEK, 0:54, 19.11

Адам и Ева были белорусами! Это полная правда! Не верите? Кто как не белорусы могли ходить голые, босые, без крыши над головой есть одно запрещённое яблоко на двоих и при этом верить что они в раю.
Станислав Матвеев
Модератор
 
Сообщения: 1361
Зарегистрирован: Вт янв 15, 2008 11:55 am
Откуда: Гомель, Беларусь

Re: НАШЕ ЛИТЕРАТУРНОЕ ТВОРЧЕСТВО

Сообщение Лявон Воучак » Чт ноя 19, 2015 12:39 pm

Vadim Deruzhinsky:
А по поводу жены? Вы в 1987 году уже женаты были?
Был.
И в КГБ на учете состоял с 1980 года за стихи. А рассказ, это конечно же не реальный сон. Он просто подаётся, как сон, а значит, претензий к логическим событиям в нём предъявлять, мне кажется, не стоит.
Аватара пользователя
Лявон Воучак
 
Сообщения: 77
Зарегистрирован: Сб ноя 24, 2012 9:01 pm

Re: НАШЕ ЛИТЕРАТУРНОЕ ТВОРЧЕСТВО

Сообщение Станислав Матвеев » Чт ноя 19, 2015 1:00 pm

Коля сын к отцу пришел
И спросила кроха -
Кто такие змагары,
Почему им плохо?

И ответил государь,
Голосом сипатым:
- Это Коля люди-тварь,
Ну чисто супостаты!

- Не живется им видать
В хрУстальном сосуду,
Все нагадить наровять,
Нам - честному люду!

Нестабильнасть им нужна,
Баламутять воду.
Жэстачайшэ наказать!
Пятую калону!

- Если, Коля, мой сынок
Аб другом кто скажет,
Ты старшому, с КГБ -
Вмиг в труху размажет!




Ны вот такое вот набросал по-быстрому ща. И я уже в списках теперь буду? ))
Станислав Матвеев
Модератор
 
Сообщения: 1361
Зарегистрирован: Вт янв 15, 2008 11:55 am
Откуда: Гомель, Беларусь

Re: НАШЕ ЛИТЕРАТУРНОЕ ТВОРЧЕСТВО

Сообщение Станислав Матвеев » Чт ноя 19, 2015 2:54 pm

хокку от меня еще:

одинокий электорат в осенней дымке
слушал обещания самозабвенно.
вдруг тунеядцем стал.
Станислав Матвеев
Модератор
 
Сообщения: 1361
Зарегистрирован: Вт янв 15, 2008 11:55 am
Откуда: Гомель, Беларусь

Re: НАШЕ ЛИТЕРАТУРНОЕ ТВОРЧЕСТВО

Сообщение Pavel » Чт ноя 19, 2015 3:03 pm

Станислав Матвеев писал(а):Не знаю где вы такое нашли, но про себя могу точно сказать вот что. У меня во сне время так "сворачивается", что хотя физиологически сон и длиться 3-10 минут, но в действительности мне даже пару раз будто целая жизнь снилась. Были сны по нескольку дней, вот происходят события какие то во сне, потом я ложусь во сне спать просыпаюсь "назавтра" и дальше снится.
Снились сны как кино, по субъективным ощущениям события длились неделю. Но когда уже просыпаюсь в реале то все воспоминания быстро "упаковываются", получались будто обычные воспоминания о прошлом. Может я конечно один такой урод но с тем что вы написали я категорически не согласен.
Поунасцю падзяляю экспiрыенс Станiслава. Вы, Станiслау, - такi 100% не адзiны. Маi мроi - такiя ж! Як каляровае кiно.
Pavel
Модератор
 
Сообщения: 3015
Зарегистрирован: Пт окт 08, 2010 1:54 am
Откуда: IRELAND

Re: НАШЕ ЛИТЕРАТУРНОЕ ТВОРЧЕСТВО

Сообщение Лявон Воучак » Чт ноя 19, 2015 6:17 pm

Станислав Матвеев:
Ны вот такое вот набросал по-быстрому ща. И я уже в списках теперь буду? ))


Это к кому вопрос? Если ко мне, то я не в курсе. Не сексот. Звоните в КГБ, там вам точно скажут. :lol:
Аватара пользователя
Лявон Воучак
 
Сообщения: 77
Зарегистрирован: Сб ноя 24, 2012 9:01 pm

Re: НАШЕ ЛИТЕРАТУРНОЕ ТВОРЧЕСТВО

Сообщение Vadim Deruzhinsky » Чт ноя 19, 2015 7:12 pm

Лявон Воучак:

И в КГБ на учете состоял с 1980 года за стихи.


Собрался кружок недобитых советских литераторов-диссидентов СССР...
Аватара пользователя
Vadim Deruzhinsky
Модератор
 
Сообщения: 9150
Зарегистрирован: Вс дек 24, 2006 8:15 pm
Откуда: Минск

Re: НАШЕ ЛИТЕРАТУРНОЕ ТВОРЧЕСТВО

Сообщение Лявон Воучак » Чт ноя 19, 2015 7:33 pm

Вадим Деружинский:
Собрался кружок недобитых советских литераторов-диссидентов СССР...


Сейчас все вспоминается с юмором, а тогда в 19 лет было страшновато. Если бы не замполит - "твой дом турма" :lol: Я в госпитале лежал. В палате девять человек и, кроме меня и одного десантника с перерезанным горлом, все "шланги". Я и написал от скуки шуточную поэму из девяти глав, где про парня из Тамбова была строчка "любого коммуниста я убью". Да и остальные главы были "весёлыми". И концовка:
"В конце скажу, что девять человек,
В палате здесь которые лежат,
Считают, что служить тут должен негр.
Ведь только негры к маме не хотят."

Меня выписали через 35 дней, а тетрадку в тумбочке забыл. На моё место положили идейного майора. Он прочитал и отправил куда требовалось с "сопроводительным письмом". И завертелось. Даже маму по месту жительства таскали.
Аватара пользователя
Лявон Воучак
 
Сообщения: 77
Зарегистрирован: Сб ноя 24, 2012 9:01 pm

Re: НАШЕ ЛИТЕРАТУРНОЕ ТВОРЧЕСТВО

Сообщение Vadim Deruzhinsky » Чт ноя 19, 2015 7:51 pm

Лявон Воучак:

И завертелось. Даже маму по месту жительства таскали.

Было, было…

Сегодня, слава Богу, никто беларусам от литературы по голове не даёт за написанное, а наоборот беларусов Нобелем за литературу награждают.
Аватара пользователя
Vadim Deruzhinsky
Модератор
 
Сообщения: 9150
Зарегистрирован: Вс дек 24, 2006 8:15 pm
Откуда: Минск

Re: НАШЕ ЛИТЕРАТУРНОЕ ТВОРЧЕСТВО

Сообщение Vadim Deruzhinsky » Ср дек 02, 2015 4:57 pm

Кстати, насчёт пулемёта как индивидуального оружия в рассказе Лявона. Сегодня смотрел передачу про пулемёты на канале «Оружие». Сказали, что стрелок из пулемёта переносит патроны, которых хватает стрелять только 10 секунд – больше человеку не унести. А скорострельность многих легких пулемётов свыше 1000 выстрелов в минуту. Рожок в 40 патронов расходуется за 2 секунды стрельбы.
Аватара пользователя
Vadim Deruzhinsky
Модератор
 
Сообщения: 9150
Зарегистрирован: Вс дек 24, 2006 8:15 pm
Откуда: Минск

Re: НАШЕ ЛИТЕРАТУРНОЕ ТВОРЧЕСТВО

Сообщение Vadim Deruzhinsky » Пт дек 04, 2015 6:13 pm

В рамках литературного творчества для Лявона хочу показать как бы мастер-класс создания рассказов. В три приёма я сделал детективный рассказ «Рыцарь смерти». В первый день смотрел в потолок и выдумывал из пальца сюжет (вот захотелось написать детективный рассказ к моей серии про беларуских детективов журналиста Алеся Минича и профессора Виленского университета Чеслава Дайновича, события в Вильно в 1935, у меня 4 детективных романа с этими персонажами). Часа за два придумал, потом начал писать. Потом написанное неделю лежало – занимался газетой. Вчера снова взялся за рассказ, а сейчас его закончил.

***

Вадим Деружинский

Рыцарь смерти

Детективный рассказ

iii__RYdet01.jpg


Профессор Виленского университета Чеслав Стефан Дайнович проживал в Вильно по адресу Бульвар канцлера ВКЛ Льва Сапеги, 5, на втором этаже в квартире 7. Жил он один в двухкомнатных апартаментах, и гости к нему приходили нечасто. Поэтому он несколько удивился, когда в один из летних воскресных дней 1935 года в его дверь раздался звонок – профессор никого не ждал.
– Вот так сюрприз! – удивился Дайнович, увидев на пороге двух своих хороших знакомых, которые, однако, нечасто его навещали. Гости улыбались и в знак приветствия сняли шляпы: молодой и импозантный журналист «Балтийской Нивы» Алесь Минич и инспектор полиции Якуб Глебский – высокий и представительный брюнет, оба в дорогих костюмах, белых сорочках и при галстуках. – Какими судьбами?
В прошлом все трое вместе расследовали несколько запутанных криминальных дел, в которых профессор истории и философии показал себя выдающимся специалистом по всякого рода тайнам и загадкам.
– Покоряем вершины науки? – инспектор, пройдя в комнату, огляделся по сторонам и бросил свою шляпу на письменный стол, заваленный открытыми книгами и бумагами с записями. – Мы вас не отвлекли от великих научных изысканий, дорогой пан профессор?
– Лишь самую малость, – ответил тот, искренне радуясь приходу друзей. – Честно говоря, я уже изрядно устал и хотел закончить на сегодня… Работаю над монографией о балтском субстрате белорусов…
– Монография, пан профессор, откладывается… – Алесь Минич положил свою шляпу рядом со шляпой инспектора, достал из своего портфеля бутылку импортного коньяка, затем три лимона и палку салями из Дании, поднял все это богатство в двух руках. – Имеется предложение расслабиться…
– Вот так тру-ля-ля… – только и ответил профессор Чеслав Дайнович, поглаживая чуть тронутый сединой затылок.
Они уселись в другой части комнаты вокруг журнального столика, на котором следом появились три рюмки, тарелки с нарезанным лимоном и салями, пепельница и папиросы.
– Очень рад вас видеть, панове, – сказал Дайнович, тоже садясь в кресло. – Но что же вас привело? Судя по вашим лицам, вы хоть и пытаетесь выглядеть беззаботными, но у вас какая-то проблема. Я прав?
И разлил по рюмкам коньяк.
– Да понимаете… – инспектор полиции переглянулся с журналистом, потом взял рюмку. – Есть одно дельце. Непонятное. Я бы сказал – странное… Вот, может, вместе что-то придумаем…
Они чокнулись и выпили, заели лимоном.
– А ведь какой кислый, холера! – сморщился в жуткой гримасе Глебский, смачно разжевывая лимон. – Полагаю так: пусть пан журналист начинает, а я потом свои пять грошей вставлю…
Алесь, так же морщась, дожевал свою дольку лимона и принялся рассказывать.
– Сразу скажу, – сказал Минич. – Все это мне кажется какой-то чертовщиной. Жуть и тихий ужас. Я, собственно, уже написал статью для нашего издания. Вроде неплохую. Название придумал – «Рыцарь смерти». Но тут оказалось, что и полиция в тупике. И вообще черт знает что… Потому к вам и пришли, пан профессор… Идти больше не к кому…
– Стоп! – поднял руку Дайнович. – Я пока ничего не понимаю. Давайте, дорогой Алесь, все с начала и по порядку…
– С начала… – журналист взглянул в потолок, собираясь с мыслями. Потом, немного подумав, стал вспоминать, пытаясь не упускать ни одной детали.
– Пожалуй, все началось три дня назад…

* * *

– Вас к телефону, – сказала в тот день Алесю секретарша. – Что-то важное…
– Слушаю, – взял трубку он.
– Это «Балтийская Нива» и Алесь Минич? С вами говорит Томаш Корбут, мне вас рекомендовали в высоких виленских кругах наши общие знакомые. Мне дали почитать, пан Минич, вашу статью. Ну, где вы рассказываете предания и всякие легенды о старых картинах, которые могут убивать своих владельцев. Если не ошибаюсь, ваша статья называлась «Картины с проклятием».
– Была у нас такая статья, – осторожно согласился журналист. Он тут же ее вспомнил: иногда художники создают творения, которые не просто имеют дурную репутацию некоего проклятия, но даже несут смерть и своим создателям, и их владельцам. При написании такого полотна либо умирают автор и позировавший человек, либо потом несчастья преследуют всех, кто такой картиной владел. В статье Алесь привел несколько таких случаев – главным образом из прошлых веков – как проявлений мистической и злой, необъяснимой силы, которую он определил как непостижимой природы «ПРОКЛЯТИЕ». – Но в чем дело?
– А дело в том, что недавно мне по наследству досталась именно такая картина с проклятием. Она убивала всех прежних владельцев, и сейчас я боюсь за свою жизнь, – продолжал голос в трубке. – Если вы как-то можете мне помочь и что-то посоветовать, если вам это вообще как-то интересно, то жду вас сегодня вечером у себя в гостях.
Журналист удивился и записал в блокнот названный адрес. Потом сидел на краю письменного стола и постукивал телефонной трубкой о ладонь: ехать или не ехать? После недолгих размышлений Алесь решил, что не развалится, если поедет…
Двухэтажный особняк Томаша Корбута – владельца одного из частных виленских банков – находился на самом краю города, в районе, где располагались виллы богачей и власть имущих. Журналисту открыл дверь невысокий седой человек лет пятидесяти в зеленых брюках и черном джемпере поверх белой сорочки. Минич сразу его узнал: раньше он встречал лицо банкира на фотографиях в прессе, но на них тот еще не был седым.
– Очень хорошо, что вы пришли! – обрадовался хозяин, пропуская Алеся в дом после взаимных приветствий. – Очень, очень рад! Мы с супругой прочитали вашу статью в журнале… Ну, про всякие проклятия с картинами… И были потрясены! Ведь у нас точно такая история…
Алесь осмотрелся, держа в руке снятую шляпу. Богатые апартаменты с дорогой импортной мебелью, обитый кожей диван и кресла, в углу пианино, на стенах картины с разными пейзажами. Из гостиной двери вели в другие комнаты, а по деревянной лестнице с резными дубовыми перилами можно было подняться на второй этаж.
– Извиняюсь, что у нас нет дворецкого, – сказал банкир, забирая у Минича шляпу и плащ и вешая их в прихожей. – Был до недавнего времени, но… Испугался этой проклятой картины и сбежал. Да еще и прихватил кое-что из нашего столового серебра, а заодно стащил у меня две тысячи злотых. Я уже сообщил о его бегстве в полицию, его ищут…
Он прервал свою речь – по лестнице со второго этажа спускалась очаровательная молодая брюнетка в синем платье с обнаженными плечами и с жемчужным ожерельем на тонкой красивой шее.
– А вот и моя милая супруга Катарина! – Томаш Корбут представил ей журналиста и усадил его в кресло. Сам сел в соседнее, а женщина поместилась на диване, закурив сигарету в длинном мундштуке. Она с интересом изучала Алеся пристальным взглядом и казалась чем-то очень встревоженной, в ее глазах читался страх.
– И все же, – извинился Минич, – я, уважаемые пан Томаш и пани Катарина, пока ничего не понимаю… Что же у вас стряслось? Вы попросили меня прийти… Сказали о какой-то картине…
– Вот-вот! – энергично кивнул банкир. – Ведь это вы писали в журнале про картины с проклятиями? Значит, вы специалист в этой теме?
– Ну… – в растерянности почесал ухо Алесь, вспоминая свою статью. – Наверно, можно и так выразиться…
– А тогда, уважаемый пан журналист, скажите мне, – понизил голос Корбут, а его серые глаза стали маленькими, как бусины. – Портреты могут убивать?
Настала пауза. Минич посмотрел на банкира, потом на его жену, потом снова на него.
– Убивать?
– Вот-вот! Убивать! Вы же об этом писали в вашем журнале!
– Ну да, писал… Ходят такие легенды, и все такое… Я их привел в своей публикации. А что, у вас есть такая картина?
Банкир вскочил с кресла и стал энергично ходить взад-вперед по комнате. Кусая ноготь большого пальца, он принялся рассказывать:
– Понимаете, тут вот какая история… Недавно умерла одна моя очень дальняя родственница, что-то завещала своим детям и разным племянникам. И была у нее одна старая картина, которую вся родня отказалась брать. Мол, репутация у этой картины нехорошая. Написали мне как дальнему родственнику – не хочу ли я ее взять себе. Мол, полотно древнее и ценное, аж шестнадцатого века, времен Оршанской битвы. Я сглупил и согласился. Переслали мне эту картину – и с тех пор у нас и началась всякая чертовщина…
– Чертовщина?.. – удивился Алесь, он достал блокнот и записывал рассказ банкира.
– Вот-вот! Именно чертовщина! – потряс кулаком в воздухе Корбут, расхаживая туда и сюда перед журналистом. – Во-первых, к картине прилагалось письмо. К несчастью, я счел это письмо какой-то глупой шуткой моих дальних родственников и сжег его. Дело в том, что мы давно были в довольно натянутых отношениях… Даже несколько враждебных… И я подумал, что, отправляя мне эту картину, родня просто решила надо мной жестоко подшутить, поиздеваться, что ли…
– А что же было в этом письме?
– Чушь какая-то, как мне тогда показалось. Якобы у этой картины долгая и страшная история. На ней изображен рыцарь с поднятым мечом. Художник рисовал какого-то виленского аристократа ВКЛ, героя Оршанской битвы, но при этом спал с его женой. А тот решил, что как только картина будет закончена, он этим же поднятым мечом и зарубит художника. Что якобы и произошло. А умирая, автор полотна проклял картину… И с тех пор это проклятие преследует всех ее владельцев…
– Невероятно… – прошептал потрясенный Минич, едва поспевая записывать за рассказом хозяина дома.
– А еще в письме был настоятельный совет закрывать портрет плотной черной тканью – иначе призрак рыцаря снова станет убивать. Он якобы уже убил в разные времена массу людей… Я не внял совету, а письмо выкинул в камин, посчитав глупой шуткой. А когда повесил картину в своем кабинете, тут-то все и началось…
Корбут сел в кресло и, закурив сигарету, продолжил голосом уже тихим, наклонившись к лицу журналиста:
– Вначале ЕГО увидел наш дворецкий Франтишек Чиж. Он, конечно, разиня и, как оказалось, прохвост – сбежал со страху, да еще с моими деньгами. Но в привидения этот олух никогда не верил. А тут приходит ко мне весь белый, как мел, и говорит: с картины, что новая в моем кабинете, якобы сошел призрак. Я, конечно, не поверил. Вместе поднялись на второй этаж в мой кабинет – все в порядке, ничего странного… Отчитал его за выдумки. На следующий день он снова про привидение, мол, опять видел и чуть не умер от ужаса… Я ему: это белая горячка, совсем спился, выгоню. А он: сам сбегу. Вот и сбежал… Сейчас его полиция ищет.
Томаш Корбут помолчал, затянувшись сигаретным дымом, потом продолжил, глядя в пол:
– И тогда я сам это привидение увидел… Захожу вечером в свой кабинет – а там непонятно холодно, и гнилью какой-то пахнет… Поворачиваю глаза к портрету – а он ПУСТОЙ! Рыцарь с картины исчез!
Алесь чуть не подпрыгнул:
– Как это – исчез?
– Да вот так: пустая картина! И чувствую – сзади, за спиной, что-то касается моей шеи. Поворачиваюсь – там этот призрак висит в воздухе и меч свой в меня наставил, у моей шеи им водит! Потом замахивается – и понимаю, сейчас мне голову снесет. Я на пол упал, меч над головой просвистел. На четвереньках из кабинета выскочил, как собака какая-то. И вот тогда я и поседел раньше времени…
– Поседел… – пробормотал Минич, оглядывая бесцветные волосы банкира. – Поразительно…
– Вот такой кошмар, пан журналист, – тяжело вздохнул Корбут. – Я не знаю, что делать. Потому к вам и обратился, когда прочел вашу статью.
– А где же сейчас эта картина?
– Там же, где и пока была. В моем кабинете. Не хотите взглянуть?..

* * *

Все трое поднялись по лестнице на второй этаж дома, там одна дверь вела в спальню, вторая в кабинет, куда они и вошли. Алесь, совершенно потрясенный услышанным рассказом, смотрел с открытым ртом по сторонам, фиксируя все увиденное в своем блокноте. Большое раскрытое окно, рядом огромный письменный стол, заваленный какими-то бумагами, книжные стеллажи, сейф, горящий камин.
– Я разбирал старые бумаги, – пояснил банкир. – Ненужное сжигаю в камине.
– А где же картина? – спросил, оглядываясь, Минич. – Я ее не вижу…
– И хорошо, что не видите, – Томаш Корбут указал на стену возле камина, где висел, что-то прикрывая, большой кусок черной ткани. – Я последовал совету из письма и стал картину закрывать, как там было сказано. Но не помогает… Вчера закрыл портрет этой тканью, а возвращаюсь в кабинет – ткань на полу. Опять закрыл, отворачиваюсь – опять на полу…
– Упала?.. – осторожно предположил Алесь.
Хозяин дома хмыкнул:
– Если бы упала, то лежала бы тут, – он указал пальцем на пол рядом.
– А где же она лежала?
– Там! – Корбут показал на другую стену кабинета, к книжным полкам. – Вот там эта ткань и лежала каждый раз, когда якобы падала. В трех метрах!
Минич взглянул туда и согласился: нормальным такое язык не поворачивается назвать. Кажется, будто некая сила выплевывала от себя это покрывало, которое падало у другой стены комнаты.
– Чертовщина какая-то… – согласился журналист. И набрался смелости: – А можно снять покрывало?
– Не боитесь? – спросил Томаш Корбут. – Я так лично предпочитаю лишний раз туда не заглядывать. Но, коль вы для того и пришли…
Когда он снимал черную ткань с портрета, у Алеся забарабанило сердце, покрылся испариной лоб, а пани Катарина ушла подальше к двери и оттуда следила за ними с побелевшим от страха лицом.
– Смотрите… – открыл картину Корбут. И на всякий случай сам отошел подальше.

Из блокнота Алеся Минича:
«Портрет размером примерно метр на полтора в инкрустированной рамке. Рыцарь ВКЛ в средневековых доспехах, весь в латах, лицо закрыто забралом, рука с мечом занесена для удара. Жуткое впечатление, что вот-вот он ударит меня этим мечом. Вроде бы просто картина, но повеяло непонятным холодом, и мурашки по телу. Я даже отшатнулся, его увидев: на меня смотрела чудовищная сила древнего проклятия, сам оскал смерти…»

Сглотнув комок в горле, журналист спросил:
– А вы не думали сжечь этот портрет?
– Вот-вот. Думал, – махнул рукой банкир, снова закрывая картину черным покрывалом. – Но в письме была дописка: задумаешь избавиться от картины – она тебя тут же убьет. Собственно, это мне и показалось верхом глупости, из-за чего я и бросил письмо в камин. А сейчас уже несколько иначе на все это смотрю…
Завесив портрет, он повернулся к Миничу:
– Предлагаю, дорогой пан журналист, отужинать у нас и обсудить эту странную историю, о которой, думаю, будет интересно узнать читателям вашего издания. Полагаю, нам есть, о чем поговорить… Вы спускайтесь с моей супругой, а я сейчас быстро уберу свои бумаги и к вам присоединюсь. Дайте мне буквально десять минут…

* * *

Алесь и пани Катарина сели на диване на первом этаже. Супруга банкира смотрела перед собой в пространство, словно ничего не видя, и механически вставила сигарету в мундштук, а Минич поднес зажженную спичку. Наклонившись к женщине, он ощутил запах дорогих французских духов. Она молча прикурила, погруженная в свои мысли. А ее пальцы, державшие мундштук, чуть заметно дрожали.
– Вижу, вас эти события тоже взволновали… – попытался начать разговор Алесь. До этого пани Катарина молчала и весь вечер ничего не говорила. Он передвинулся на диване к ней чуть ближе.

Из блокнота Алеся Минича:
«Удивительно красивая, но, как кажется, безумно испуганная. И в этом своем испуге – еще более привлекательная».

Она скосила глаза в его сторону, снова стала смотреть в пустоту, затягиваясь сигаретой.
– Не приставайте, – сказала она. – Через три дня я уезжаю в Швецию. Муж отправляет меня к родственникам подальше от этого кошмара. И мы с вами никогда больше не увидимся…
Катарина кинула быстрый взгляд на журналиста, смерив его с головы до ног, потом отвернула лицо. И надолго замолчала, думая о своем.
Минич не нашелся, что сказать. Так они в тишине и просидели несколько минут.
И тут откуда-то сверху раздался крик. Жуткий и протяжный, от которого кровь стынет в жилах.
Сидевшие на диване переглянулись. И побежали наверх.
Дверь в кабинет оказалась запертой изнутри.
– Там что-то случилось! – дергал ручку двери Алесь.
– Так ломайте же дверь! – закричала пани Катарина.
Несколько ударов плечом – и замок был выбит, они оказались в комнате.
Пан Томаш Корбут лежал на полу кабинета, головой в камин, огонь которого сжигал его лицо. Черное покрывало с картины было сорвано и валялось в другом углу кабинета, словно его туда отбросило ветром. А на картине рыцарь замахивался мечом. Но сама картина стала несколько иной – отчего ноги Алеся тут же стали ватными, и он едва не упал: на мече рыцаря – на картине – была свежая кровь. Будто этим мечом он кого-то только что убил…
Пани Катарина в истерике заорала во все горло. А Минич, упав на колени, вытащил обезображенную огнем седую голову банкира из камина – и с удивлением отнял от тела мертвеца свои руки: тело было холодным, как сосулька.
– Звоните в полицию! – крикнул он вдове. А когда она убежала, то поднял глаза к картине на стене. – Вот же чертовщина…
Он не мог оторвать взгляда от окровавленного лезвия меча…

* * *

Всё на этом, дорогие панове. Чтобы дальнейшее прочитать, покупайте издание, где рассказ будет опубликован. А дальше по тексту, конечно, самое интересное...
У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
Аватара пользователя
Vadim Deruzhinsky
Модератор
 
Сообщения: 9150
Зарегистрирован: Вс дек 24, 2006 8:15 pm
Откуда: Минск

Re: НАШЕ ЛИТЕРАТУРНОЕ ТВОРЧЕСТВО

Сообщение Vadim Deruzhinsky » Ср дек 09, 2015 7:36 pm

Для вас, панове – беларуских графоманов:

ТОП-15 літаратурных прэміяў у Беларусі

http://budzma.by/news/top-15-litaraturn ... arusi.html

В источнике ссылки на каждый проект, так что панове графоманы могут попытать счастья в разнообразном перечне всяких премий – тут вполне хороший обзор для искателя своего литературного признания.

Но вот проблема: все эти премии – только символические, дарят медальки. А бабло дарят только три в Беларуси литературные премии:

Літаратурная прэмія імя Ежы Гедройца

Прэмія гэтая беларуска-польская, паколькі заснавана Беларускім ПЭН-цэнтрам і Саюзам беларускіх пісьменьнікаў супольна з Амбасадай Рэспублікі Польшча ў Рэспубліцы Беларусь і Польскім Інстытутам у Менску ў гонар Ежы Гедройца, які нарадзіўся ў Менску ў сям’і старажытнага ліцвінскага роду Гедройцаў і стаў вядомым польскім палітыкам, публіцыстам, рэдактарам і выдаўцом (1906-2000).

Изображение

Прэмія Гедройца, якая ўручаецца штогод з 2012 году за найлепшую кнігу прозы, напісаную па-беларуску, вельмі хутка стала найбольш прэстыжнай сярод літаратараў і папулярнай сярод чытачоў. І ўсё дзякуючы ня толькі значнай грашовай узнагародзе (што, вядома, стварае пэўны ажыятаж вакол прэміі), але і адкрытай інфармацыйнай кампаніі, якую праводзіць аргкамітэт.

Узнагарода: I месца — чэк на суму, якую кожны год вызначае «Ідэя Банк» (10 тысяч эўра ў эквіваленце); II месца — пераклад твора на польскую мову альбо творчая стыпэндыя ў Швэцыі;
ІІІ месца — творчая стыпэндыя ў Латвіі.

Ляўрэаты: У 2012 годзе ляўрэатамі сталі Павал Касьцюкевіч (1 месца), Альгерд Бахарэвіч (2 месца), Андрэй Федарэнка (3 месца). У 2013 годзе былі ўганараваныя Ўладзімер Някляеў (1 месца), Альгерд Бахарэвіч (2 месца), Адам Глёбус (3 месца). У 2014 годзе прэмію атрымалі Ігар Бабкоў (1 месца), Артур Клінаў (2 месца), Вінцэсь Мудроў (3 месца).

Прэмія «Дэбют» імя Максіма Багдановіча

Прэмія «Дэбют» уручаецца з 2011 года за дэбютны твор па-беларуску ў трох намінацыях: «Проза», «Паэзія» і «Мастацкі пераклад» — жанрах, у якіх працаваў паэт, празаік і перакладчык Максім Багдановіч (1891-1917).

Изображение

Атрымаць прэмію могуць толькі маладыя літаратары: аўтарам на момант вылучэньня мусіць быць не болей за 35 гадоў. Затое, стаўшы ляўрэатам, можна ўвайсьці ў склад журы побач са знанымі пісьменьнікамі і паэтамі, куды таксама ўваходзяць фундатар прэміі Павал Бераговіч і загадчыца музэю Максыма Багдановіча Марына Запартыка. Журы часта прымае нечаканыя рашэньні: напрыклад, можа ўганараваць аўтараў некалькіх кніг у адной намінацыі («Мастацкі пераклад», 2014) альбо, наадварот, не ўганараваць нікога («Мастацкі пераклад», 2015). Часам да асноўных намінацыяў далучаецца і спэцпрэмія: да прыкладу, у 2013 годзе ёю была адзначаная кніга Глеба Лабадзенкі «Дзіцячая Замова», якая сталася бэстсэлерам і сёлета зноў перавыдадзеная разам з працягам.

Узнагарода: І месца — сэртыфікаты на 30 мільёнаў рублёў пераможцам у трох намінацыях і памятныя статуэткі. ІІ месца і ІІІ месца — заахвочвальныя прызы і памятныя статуэткі.

Ляўрэаты: Ляўрэатамі прэміі «Дэбют» станавіліся паэты Віталь Рыжкоў (2011), Антон Францішак Брыль (2012), Андрэй Адамовіч (2013), Уладзь Лянкевіч (2014), Тацяна Нядбай (2015), празаікі Наталка Харытанюк (2011), Віктар Марціновіч (2012), Юлія Шарова (2013), Кацярына Оаро (2014), Аляксей Палачанскі (2015), перакладчыкі Наста Лабада (2011), калектыў часопіса “Прайдзісьвет«(2012), Ганна Янкута (2013), Кацярына Маціеўская (2014), Сяржук Мядзьведзеў (2014). Спэцпрэміямі былі адзначаныя кнігі Глеба Лабадзенкі (2013) і Дзьмітрыя Дзьмітрыева (2014).

Прэмія «Залатая літара»

Изображение

«Залатая літара» — гэта асабістая прэмія, якую ў 2003 годзе заснаваў пісьменьнік і мастак Адам Глёбус і з тае пары штогод у сакавіку ўручае яе аўтарам за найлепшую, на ягоную думку, кнігу. Хаця Адам Глёбус, фундатар прэміі і адзіны сябра журы, праводзіць інтэрнэт-апытаньне, раіцца з сябрамі, на якія кнігі году варта зьвярнуць увагу, аднак рашэньне прымае сам, кіруючыся адзіным крытэрам — мастацкасьцю.

Узнагарода: 111 эўра.

Ляўрэаты: Прэмію ад Адама Глёбуса атрымалі Аксана Бязьлепкіна (2003), Анатоль Івашчанка, Ганна Кісьліцына, Андрэй Хадановіч (2004), Ігар Бабкоў (2005), Уладзімір Арлоў (2006), Севярын Квяткоўскі (2007), Сяргей Харэўскі (2007), Міраслаў Адамчык (2008), Андрэй Федарэнка (2009), Леанід Галубовіч (2010), Сяргей Харэўскі (2011), Валянцін Акудовіч (2012), Андрэй Хадановіч (2013), Альгерд Бахарэвіч (2014).
Аватара пользователя
Vadim Deruzhinsky
Модератор
 
Сообщения: 9150
Зарегистрирован: Вс дек 24, 2006 8:15 pm
Откуда: Минск

Пред.

Вернуться в Иные темы

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

cron