ПРАВДА О КАТЫНИ

Модераторы: goward, Vadim Deruzhinsky, Andrey Ladyzhenko

ПРАВДА О КАТЫНИ

Сообщение Vadim Deruzhinsky » Чт ноя 09, 2023 8:49 pm

Я расскажу ПРАВДУ о Катынском расстреле, так как её скрывают все. И Польша, и имперцы Москвы. Там не расстреливали никаких поляков. Поляки вообще тут ни при чём. Кстати, в слове «Катынь» ударение надо ставить на букву «а». А не на «ы», как в слове «Хатынь». Этот населённый пункт под Смоленском местные жители называют «КАтынь», а не «КатЫнь».

Итак, вот сегодняшняя новость:

«9.11.2023. По поручению спикера Госдумы России Вячеслава Володина создана рабочая группа по вопросу возможного пересмотра оценок обстоятельств преступлений НКВД в Катыни. Возглавил ее вице-спикер нижней палаты российского парламента Петр Толстой. Это произошло после обращения депутата от КПРФ Николая Иванова, который обвинил в расстреле польских военнопленных в Катыни нацистов, сообщает «Интерфакс».

Иванов заявил, что «педагогическое сообщество возмутилось тем, что в новый учебник попала «геббельсовская» версия о том, что расстрел 22 тысяч польских военнослужащих в Катыни — дело рук НКВД СССР». По словам депутата, «еще Нюрнбергским трибуналом на основании многочисленных свидетельств было убедительно доказано, что именно немцы расстреляли поляков под Катынью».

Депутат предложил также «изменить в учебниках истории для старших классов информацию, что польских военнослужащих расстреляли в Катыни советские войска НКВД, и заменить на то, что расстрел был произведен немецкими фашистами и этот факт установлен Нюрнбергским трибуналом».

Отметим, в 1990 году, когда в Москве с официальным визитом находился польский президент Войцех Ярузельский, ТАСС опубликовал официальное заявление, в котором СССР признал свою вину в катынской трагедии.

В 1992 году Борис Ельцин частично рассекретил связанные с трагедией документы и передал их польскому президенту Леху Валенсе, а годом позже со словами «простите нас» возложил венок к памятнику жертвам Катыни в Варшаве».

ЛОЖЬ ИМПЕРЦЕВ

Пётр Толстой – известный русский националист фашистского толка, незадолго до вторжения в Украину он заявил, что необходимо восстановить Российскую империю, причём военным путём. Он совершенно предвзятый в теме Катыни, считает её «русофобией». Но, казалось бы, какое отношение он и его Госдума имеют к преступлениям сталинизма? Чего это взялся за реабилитацию сталинских преступлений? Он сталинист?

Нет, он не коммунист, а ярый националист, и потому тему воспринимает неравнодушно – с националистической точки зрения.

Российское издание «Новый день» сегодня (9.11.2023) опубликовало статью «Скандал! В новом учебнике Мединского по истории России нашли западный миф о Катыни»:

https://newdaynews.ru/moscow/811220.html

Там раскрывается суть заявления, с которым выступил депутат Госдумы от КПРФ Николай Иванов.

«Еще Нюрнбергским трибуналом на основании многочисленных свидетельств, проведенных специальной комиссией Бурденко и даже польскими судебно-медицинскими экспертами, в конце концов, самими солдатами зондеркоманды, производившими расстрел, было убедительно доказано, что именно немцы расстреляли поляков под Катынью. Учителей и нас возмущает тот факт, что будущее поколение россиян, не знающих историю, будут изучать ее по лекалам Геббельса, Аллана Даллеса и других русофобов, понуждающих русских склонять головы и каяться за несовершенные преступления. Нам, потомкам советских воинов, победивших фашизм, снова пытаются вменить равную ответствен

…Есть достаточно веские основания утверждать, что эти фальшивые документы были изготовлены в начале 90-х годов по инициативе ельцинского окружения… В обвинительном заключении Нюрнбергского трибунала зафиксировано однозначно, Катынь – преступление фашистов», – подчеркнул депутат.

Это ложь, на самом деле тема Катыни не обсуждалась на трибунале.

«В выпуске влиятельнейшей американской газеты «Нью-Йорк таймс» 29 июня 1945 года на второй полосе была опубликована небольшая заметка под сенсационным заголовком. Она называется так: «Истории с катынскими могилами объявлена жестоким мошенничеством», в котором говорится, что история с массовыми захоронениями Катыни, которая вызвала мировую сенсацию два года назад, была пропагандистским трюком, инсценированным Геббельсом и Риббентропом, чтобы вызвать раскол между Россией и ее западными союзниками. Там сообщается, что Шелленберг, который попал в плен к западным (союзникам), дал показания о том, что – цитирую – 12 тысяч тел были вывезены из немецких концлагерей, одеты в польскую форму, чтобы они выглядели как польские офицеры. Хочу напомнить, что инсценировка резни в Буче, которая произошла совсем недавно, по сути, мало чем отличается от провокационных операций, организованных маньяками из СС», – заявил Иванов.

«Летом этого года на заседании Госдумы я уже поднимал вопрос о необходимости отмены постановления Госдумы №45045 о Катынской трагедии и ее жертвах, принятого 26 ноября 2010 года – отменить, как документа, принятого в конкретной политической ситуации без учета существовавших на тот момент фактов, без достаточных правовых оснований… В настоящее время, когда Польша ведет откровенную враждебную России политику, это постановление можно считать устаревшим, не соответствующим современным политическим реалиям и утратившим в нынешних условиях всякий смысл и значение. Более того, наносящим серьезный ущерб интересам и репутации РФ в условиях жесткой информационной прокси войны Запада против нашей страны», – полагает Иванов.

ОППОНЕНТЫ

В апреле 2023 года российский журналист Павел Гутионтов опубликовал статью «В переводе на Катынь. Как Россия меняла свою публичную риторику о расстреле польских военнопленных: от признания вины Сталина до «не все так однозначно»». Он пишет:

«Из выступления премьер-министра России Владимира Путина на мемориальном комплексе жертв политических репрессий «Катынь» 7 апреля 2010 года:

«Нас собрала сегодня здесь общая память и скорбь, общий исторический долг и вера в будущее. Мы склоняем головы перед теми, кто мужественно принял здесь смерть, чьи устремления, надежды, таланты были безжалостно растоптаны… Этим преступлениям не может быть никаких оправданий. В нашей стране дана ясная политическая, правовая, нравственная оценка злодеяниям тоталитарного режима. И такая оценка не подлежит никаким ревизиям…»

Как все-таки виртуозно Владимир Владимирович построил свою речь — ни разу (!) не назвал тех, кто совершил это преступление, избежал упоминаний Сталина, Берии, НКВД… Но не будем придираться! Он все-таки сказал: дана ясная нравственная оценка, и оценка эта не подлежит ревизиям. Никаким!

И на колени встал перед могилами поляков Владимир Путин.

А тогдашний президент Медведев в том же 2010-м прямо рубанул в интервью польскому журналисту: «Вина Сталина в расстреле польских офицеров под Катынью не подлежит сомнению».

Прошло шесть лет. И 15 апреля 2016 года тогдашний министр культуры РФ Владимир Мединский заметил, что мемориал «Катынь» в Смоленской области — «общее место памяти» русского и польского народов, а Россия не занимается сносом памятников. Так он прокомментировал сообщения ряда СМИ о якобы угрозах его разрушения.

Здание полиции на улице Жен Мироносиц (бывшей Дзержинского) в Харькове подавляет монументальностью, мемориальная плита на двух языках — украинском и польском. «На этом месте было областное управление НКВД и его внутренняя тюрьма. Весною 1940 года решением высшей власти Советского Союза НКВД тут убил 3.809 офицеров Войска Польского из лагеря в Старобельске, а также 500 польских граждан, привезенных из других тюрем НКВД. Вечная им память! Украинский народ и семьи из Польши. 2008».

Польских офицеров, сдавшихся Красной Армии, расстреливали в трех местах — в смоленской Катыни, Медном под Калинином (Тверью) и здесь, в Харькове.

«Катынь» стала общим символом этого тщательнейшим образом спланированного и осуществленного преступления, до сих пор поражающего не только своей подлостью, но и бессмысленностью».

Прерву цитату. Бессмысленностью? Это преступление кажется бессмысленностью, если считать, что там убили поляков. На самом деле там убиты вовсе не поляки!!!

Вот документ:

Изображение

1940 год. Записка Сталину от Берии. Фото: Википедия

«В лагерях для военнопленных НКВД СССР и в тюрьмах западных областей Украины и Белоруссии, — писал нарком внутренних дел, — в настоящее время содержится большое количество бывших офицеров польской армии, бывших работников польской полиции и разведывательных органов, членов польских националистических к-р партий, участников вскрытых к-р повстанческих организаций, перебежчиков и др. Все они являются заклятыми врагами советской власти, преисполненными ненависти к советскому строю.

…содержится всего 14.736 бывших офицеров, чиновников, помещиков, полицейских, жандармов, тюремщиков, осадников и разведчиков… Исходя из того, что все они являются закоренелыми, неисправимыми врагами Советской власти, НКВД СССР считает необходимым дела о находящихся в лагерях для военнопленных 14.700 человек рассмотреть в особом порядке, с применением к ним высшей меры наказания — расстрела… Рассмотрение дел провести без вызова арестованных и без предъявления обвинения, постановления об окончании следствия и обвинительного заключения».

На записке появились четыре размашистых, поперек страницы, подписи: Сталин, Ворошилов, Молотов, Микоян. Еще двое членов Политбюро одобрили предложения НКВД путем опроса — Каганович и Калинин (их фамилии — на полях, почерком секретаря).

5 марта 1940 года решение было оформлено как постановление Политбюро N П13/144.

Журналист Павел Гутионтов пишет:

«В соответствии с приказом НКВД СССР от 22 марта 1940 года пленных польских офицеров из Старобельского лагеря направили в распоряжение Управления НКВД по Харьковской области. Перемещение осуществлялось в несколько этапов. Сначала «польский контингент» доставляли из лагеря на станцию Харьков–Сортировочный, затем грузили в машины по 15 человек и перевозили в областное управление НКВД на улице Дзержинского.

Там поляков по одному вводили в камеру, где за столом сидел комендант УНКВД старший лейтенант госбезопасности Куприй и прокурор, уточнявшие личные данные прибывшего.

Утверждают, что Тимофей Федорович Куприй был подлинным мастером своего дела, он никогда не стрелял жертвам в затылок, только — под определенным углом — в шею, на уровне первых позвонков, при этом рана меньше кровоточила и соответственно доставляла палачу значительно меньше неудобств.

…Когда в 1943-м немцы в лесу под Смоленском случайно наткнулись на могилы польских офицеров, расстрелянных НКВД за три года до этого, они, конечно, не могли не воспользоваться этим «подарком». Геббельсу в руки попали не крапленые, а самые настоящие козыри, и его пропагандисты развернулись вовсю.

Польское правительство в изгнании (наш союзник, между прочим, в годы Второй мировой войны) обратилось в Москву за разъяснениями. Советские власти ответили небывалыми по цинизму обвинениями в адрес поляков. В «Правде» 19 апреля 1943 года под заголовком «Польские сподручные Гитлера» был опубликован резкий отлуп.

…В 1944 году, сразу по возвращении оккупированного Смоленска, советское руководство направило в Катынь комиссию во главе с академиком Бурденко и писателем Алексеем Толстым. Прибыли они на место сразу после того, как энкавэдэшные генералы все там надлежащим образом «обустроили». Поэтому комиссии хватило всего четырех дней. Подготовленные комиссией материалы СССР направил в адрес Нюрнбергского трибунала. Но англичане с американцами, заслушав представленных советской стороной «свидетелей», от включения в приговор и этого «эпизода» все-таки уклонились. Обвиняемых повесили и без «учета» Катыни».

Итак, на трибунале тема Катыни вообще не рассматривалась.

ТАК КТО ЖЕ ТАМ БЫЛ?

Журналист писал в своей статье:

«В Старобельском спецлагере для офицеров в Ворошиловградской области содержались в основном те, кто сдался без сопротивления под личные гарантии маршала Тимошенко в районе Львова, — 8 генералов, в том числе генерал Константы Плисовский, командовавший героической обороной от гитлеровцев Брестской крепости в сентябре 1939 года, 55 полковников, 126 подполковников, 316 майоров, 843 капитана, 2527 поручиков, 9 военных капелланов… Гарантии не спасли ни генералов, ни капелланов».

О них журналист говорит: «поляки», «польские военнопленные». Позвольте, но это не поляки! Тот же Плисовский – это беларус. Бои с немцами в Брестской крепости и в городах типа Кобрина вели беларуские войска «территориальной обороны», местные ополчения. Эти подразделения были сформированы из жителей Западной Беларуси (почти на 100%), а офицерами в них были призванные офицеры запаса – местные беларусы и евреи с высшим образованием (при получении высшего образования в довоенной Польше они становились офицерами запаса).

Обращаю также внимание, что между СССР и Рейхом была договорённость: всех военнопленных, которые были уроженцами Польши, русские отдавали немцам, а немцы передали СССР военнопленных, которые были уроженцами Западной Беларуси и Западной Украины.

Таким образом, Павел Гутионтов обманывает читателей, говоря, что это поляки. Тем более что есть списки расстрелянных. В них – только беларуские и еврейские имена и фамилии, но практически нет польских.

Вот другой документ о расстреле:

Изображение

Первый экземпляр решения Политбюро ЦК ВКП(б) от 5 марта 1940 года. Фото: Википедия

В нём упоминаются подлежащие расстрелу лица:

1) 14.700 человек, из которых офицеры запаса с территории Западной Беларуси и Западной Украины составляли лишь малую часть, а основная масса – это чиновники (вовсе поляки, а тоже местные беларусы, украинцы, евреи, из которых на 80-90% состояла государственная администрация в Западной Беларуси и в Западной Украине), это «помещики» (на самом деле помещики в Польше были запрещены Конституцией 1922 года, это были фермеры и владельцы фольварков – кстати, мой прадед-беларус был таким владельцем фольварка под Лидой), это полицейские (все не поляки, а местные), непонятные «разведчики» и «жандармы», осадники и тюремщики;

2) 11.000 человек, среди которых члены партий и организаций (в том числе еврейских – это Бунд и сионистские партии и организации), опять какие-то «помещики» и фабриканты, снова чиновники.

Итого непосредственно военнопленных из 25.700 человек было лишь несколько тысяч, да к тому же все они не кадровые – а офицеры запаса. Таковым, например, был беларуский отставной генерал Плисовский, который был призван с началом войны. Остальные офицеры имели в мирное время вполне мирные профессии: агроном, инженер, учитель. Кстати, СССР официально не объявлял войну Польше, так что не мог этих людей считать «военнопленными». Более того – все эти люди не были поляками, а были жителями Западной Беларуси и Западной Польши.

А вот остальные около 20.000 – это даже не военные. Основная их масса – полицейские нашей местной полиции, таможенники, судьи и прокуроры. Российские эксперты, которые занимались в последние годы этими захоронениями, говорят (предъявляя многочисленные фотоснимки останков), что многие тысячи расстрелянных – останки в синей полицейской форме. Но полицейский или прокурор не может быть военнопленным!

Опять уточняю, что в Западной Беларуси местная полиция на почти 100% состояла из местных жителей – как и сегодня. Жителей Западной Беларуси истребляли как служивших в польской полиции – даже не как военнопленных, а как гражданских, что просто ГЕНОЦИД.

Также ГЕНОЦИД – истребление остальных, которые депутаты парламента и местного самоуправления, члены местных политических партий, священники и учителя в религиозных школах (православные, католические, иудейские, мусульманские), фермеры и владельцы предприятий, прочие «буржуи», национально ориентированная интеллигенция и т.д.

ГЛАВНАЯ ТАЙНА КАТЫНИ

Сталина поляки тогда вообще не интересовали – он занимался истреблением всего национального и несоветского на территории Западной Беларуси и Западной Украины. Он проводил «зачистку» этих «новых территорий СССР» от всех нежелательных элементов. И «зачистке» подлежали вовсе не поляки (каковых депортировали и как раз оставили в живых), а беларусы, украинцы и евреи.

Вот тут и кроется главная ЛОЖЬ О КАТЫНИ – которая живёт по сей день.

Под предлогом «ликвидации враждебных военнопленных Польши» Политбюро Сталина ловко и хитро совершило истребление всего национального беларуского, украинского и еврейского в Западной Беларуси и в Западной Украине. И совершалось это вовсе не для ликвидации «пропольских настроений».

Польша была под нацистами, и «пропольские настроения» Сталина уже совершенно не волновали. А головной болью было совсем другое. Все эти жители Западной Беларуси и Западной Украины, содержавшиеся в отдельных специальных концлагерях под видом якобы «польских военнопленных», были чудовищной головной болью для коммунистов Кремля.

Поляк А. Вайда своими фильмами и прочие в Польше сейчас распространяют совершенно лживую картину того, что в «деле Катыни» якобы полякофобы русские уничтожили польских этнически офицеров из-за своей русской ненависти к полякам. Однако к полякам и к полякофобии Катынь не имела никакого отношения – это преступление вовсе не против поляков и их Польши.

На самом деле главный страх Сталина и его Политбюро заключался вот в чём. В 1940 году встал вопрос о том, что надо наконец выносить приговоры всей этой массе «нежелательных национально и социально элементов», арестованных при оккупации Западной Беларуси и Западной Украины. Возникла чудовищная трудность: если судить каждого отдельно за его «деяния», то не получалось расстрелять всех, а чаще были бы тюремные сроки, а основную массу и судить было не за что. Человек работал адвокатом в Гродно? Ну и что? Или был фермером? Но фермеры подлежали ссылке. Был поручником в полиции Кобрина? Но за это «преступление» можно придумать максимум пару лет лагерей.

Все эти «нежелательные элементы» даже в тюрьмах (и тем более на свободе, вернувшись теперь в БССР и УССР) стали бы вести свою «нежелательную агитацию». А она заключалась в том, что Украина и Беларусь должны быть независимыми государствами. Вот в чём был главный страх – что присоединение Западной Беларуси и Западной Украины создаст национальные восстания в БССР и УССР, станет импульсом (почему Сталин перед вторжением в Польшу в 1939 году вывел из войск вторжения почти всех беларусов и украинцев – чтобы не произошло братания там с возможным провозглашением независимых Беларуси и Украины, у руля которых стали бы «националисты» этих территорий).

Кроме того, в 1940 году Сталин планировал захват стран Балтии, и национальные бунты в Западной Беларуси ему бы очень помешали. Создавалась угроза создания «общего фашистского лагеря националистов БССР, Летувы, Латвии, Эстонии и к тому же Финляндии».

Вот на фоне всей этой ситуации и было принято решение: под лживым соусом «польские военнопленные» массово расстрелять «социально вредные элементы» Западной Беларуси и Западной Украины. Этому геноциду Сталин потому и дал форму «расстрела поляков», что опасался – члены Политбюро могут не согласиться с массовым уничтожением лучшей части жителей Западной Беларуси и Западной Украины. А так всё облекалось в размывчатое определение «ликвидации польских военнопленных». На самом деле приняли решение о расстреле вовсе не поляков и вовсе не военнопленных.

А поляков-то и не расстреливали в СССР! Их в 1939 году сослали в Казахстан, а в 1941 году им вернули польские паспорта и создали из них (теперь союзников) польские подразделения Красной армии, которые воевали с нацистами. На эту тему сняли сериал «Четыре танкиста и собака». А над поверженным Рейхстагом в 1945 году подняли два флага – один красный СССР, а второй – бело-красный флаг Польши.

Почему же не захотелось в 1940 году из расстрелянных в Катыни тоже создавать экипажи «Четыре танкиста и собака»? Потому что те и не были ни поляками, ни вообще кадровыми военными. Там расстреляли беларусов, украинцев и евреев – в основной массе гражданское население. Списки расстрелянных это доказывают (мы детально приводили их в нашей газете): поляков в них практически нет.
Аватара пользователя
Vadim Deruzhinsky
Модератор
 
Сообщения: 9286
Зарегистрирован: Вс дек 24, 2006 8:15 pm
Откуда: Минск

Вернуться в История

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 31

cron