8 верасня-Дзень беларускай вайсковай славы

Модераторы: goward, Vadim Deruzhinsky, Andrey Ladyzhenko

Re: 8 верасня-Дзень беларускай вайсковай славы

Сообщение skorynapiterski » Пн окт 28, 2013 7:24 pm

VD дописался. :lol: Украина тоже празднует Оршанскую битву над Московией. Но это исторически справедливо. "Исторически князь украинский К. Острожский" - это неграмотно. "Простой" русский князь, так было бы точнее.
Русины, литвины и жемайты - родичи старожитные... Первый Кодекс законов в Европе однако.
skorynapiterski
 
Сообщения: 3720
Зарегистрирован: Пт апр 25, 2008 10:48 am
Откуда: Minsk

Re: 8 верасня-Дзень беларускай вайсковай славы

Сообщение psv-777 » Вт окт 29, 2013 10:31 am

"Исторически князь украинский К. Острожский" - это неграмотно. "

Исторически не грамотно,но ведь это политика-то о чем в вышнем посте написано.Ведь и беларусов так же-как было небыло тогда.
psv-777
 
Сообщения: 8032
Зарегистрирован: Вс мар 22, 2009 1:30 am
Откуда: Менск

Re: 8 верасня-Дзень беларускай вайсковай славы

Сообщение goward » Чт дек 26, 2013 5:07 pm

Российский историк о сражении под Оршей: это была крупнейшая тактическая битва

Изображение

В следующем году исполняется 500 лет со дня битвы под Оршей. Крупное полевое сражение 16 века чаще припоминают политики и намного реже - историки. О самом сражении и некоторых особенностях его восприятия беседуем с Алексеем Лобиным, специалистом по военной истории и автором книги «Битва под Оршей 8 сентября 1514 года».

- Банально, конечно, но все же, отчего такая заинтересованность именно Оршей? Все-таки далеко не победоносное для русского оружия сражение.


- Мой интерес к Оршанской битве возник буквально случайно. Сфера прежних моих интересов была слабо связана с началом XVI в. – я занимался архивом военного ведомства XVI-XVII вв, Пушкарского приказа, и русской артиллерией указанного периода. Как-то году, эдак, в 2006 обсуждали мы с коллегами вопросы политизированности исторических событий, и коснулись темы празднования Оршанской битвы определенным кругом лиц («грандиозная победа над москалями») в Литве, Польше, Беларуси, Украине. По идее, сама тема Оршанского сражения должна объединять между собой военных историков России, Украины, Польши, Литвы и Беларуси, поскольку в этом крупном сражении участвовали представители земель всех пяти современных государств – подобно тому, как тема Грюнвальдской битвы 1410 г. в настоящее время объединяет по интересам историков Западной и Восточной Европы. Однако в историографии так и не сформировалось научного направления к изучению военно-исторических аспектов сражения 1514 г. Кроме того, сама историография Оршанской битвы оказалась жутко политизирована - именно Оршанская битва стала, как это ни странно, для четырех народов - белорусов, поляков, украинцев и литовцев, – неким lapis offensionis, камнем преткновения.

Некоторые представители «национальной исторической школы» каждого из перечисленных народов пытаются выявить или особо подчеркнуть весомый вклад в победу своих предков. Порой такие идеологические баталии доходят до оспаривания первенства в одержанной победе. Так, украинские историки указывают на то, что командовал объединенными войсками «украинский (волынский) князь» К.И.Острожский, пришедший с волынским ополчением – без него сражения не могло быть выиграно.

Польские ученые особо отмечают численность и весомую роль в сражении польских добровольцев Яна Тарновского и наемников Януша Сверчовского; некоторые белорусские исследователи акцентируют внимание на доминирование в войске «белоруской конницы» и т.д. И решил я разобраться в этом вопросе поподробнее – тогда я был в меру амбициозным молодым кандидатом наук, хотелось изучать чего-то мало изученное, плохо исследованное.Тема «Битва под Оршей» как раз подходила под этот критерий. Правда, надо сказать, несколько пугала ограниченная источниковая база – как известно, российских источников начала XVI в. сохранилось чрезвычайно мало. Когда о своих научных перспективах рассказал своему научному руководителю – тогда еще здравствующему профессору Руслану Григорьевичу Скрынникову, - тот с некоторой долей скепсиса ответил: «Ну что ж, попытайтесь, хотя я не знаю, что там нового можно еще найти».

Постепенно начал «копать», обнаружил несколько интереснейших архивных документов, появились новые идеи, на основе которых выросли методики определения численности армий, концепции и т.д. Свои находки и наблюдения постепенно «обкатывал» в ходе открытых дискуссий и конференций в Минске, Могилеве, Санкт-Петербурге, Москве, учитывал замечания коллег. Все это в конечном итоге вошло в книгу «Битва под Оршей 8 сентября 1514 года» (2011). Эта работа стала некой стартовой позицией к исследованию всей Смоленской войны 1512-1522 гг, которое я планирую в 2014 г. закончить – материала накопилось огромное количество.

Что касается интереса к «поражению русской армии» - отмечу, что военный историк должен заниматься всем – и победами, и поражениями, это всё - наша история, которую необходимо изучать вне зависимости от политической конъюнктуры. Если изучать только громкие победы, а поражения замалчивать – это значит отдать их на откуп национально ориентированным «историкам», дать им пищу для новых спекуляций.

- Было ли что-то ярко индивидуальное, феноменальное в сражении под Оршей?


- Несомненно, битва 8 сентября 1514 г. являлась крупным сражением. Из всех сражений с Россией, это была первая крупная полевая победа ВКЛ в противостоянии с восточным соседом. Великому князю литовскому удалось собрать на Оршанском поле большие силы – никогда более в последующие кампании 1515-1522 гг. ему не удавалось выставить такое количество наемников, польских добровольцев и народного ополчения(«посполитого рушения»).

Шок русской стороны был вызван даже не тем, что было разгромлено два полевых корпуса армии (это далеко не главные силы), а тем, что в ходе этой битвы попал в плен практически весь командный состав (ранее в войнах начала XVI в. этого не случалось) и множество воинов (380 дворян и детей боярских, не считая слуг). Бой, длящейся почти целый день, упорные атаки и контратаки, сотни убитых и раненных с обеих сторон – всё это послужило основным сюжетом для многочисленных сочинений.

Мне известно более двадцати пропагандистских изданий 1515 г. об «оршанском триумфе» - редкая битва XVI столетия может сравниться с Оршанской по количеству «летучих листков», панегириков и од. Это результат работы планомерной пропагандисткой машины Ягеллонов. Кстати говоря, эта битва очень похожа на сражение между турками и сефевидами, прогремевшее двумя неделями ранее. Там много похожего: турки навели тяжелую конницу сефевидов на артиллерийскую засаду из ружей и пушек, выкосили ее, а потом перешли в контрнаступление.

- Сражение не изменило хода войны, или все же что-то изменилось?

- Несомненно, это была крупнейшая тактическая битва. К 1514 г. линия обороны Литвы от восточного соседа опиралась на ряд крепостей: Орша, Мстиславль, Дубровна, Кричев, Речица, Мозырь, а центром этой оборонительной линии был Смоленск. С его падением, а также с капитуляцией Мстиславля, Дубровны и Кричева, образовалась зияющая дыра. После битвы эту дыру удалось кое-как «залатать», отвоевав Дубровну, Кричев и Мстиславль. Однако под Смоленском Острожского ждала неудача и потеря полкового обоза. Победа польско-литовсих войск под Оршей не изменила ход войны, не переломила ход кампании. К тому же русские не лишились своего военного потенциала буквально через несколько месяцев, в январе 1515 г., вновь вторгаются на территорию ВКЛ, и вплоть до перемирия 1522 г. они удерживают инициативу в своих руках, и даже доводили полки в один из своих рейдов за 20 верст до столицы ВКЛ Вильны.

- Человеческий фактор. От роли полководцев, до выучки личного состава: если коротко, какое влияние все это оказало на ход битвы?


- Эта битва раскрыла полководческий талант князя Константина Острожского и Януша Сверчовского. Они умело использовали местность для артиллерийской засады, удачно поделили и расставили на «тактические группы». Помог им одержать победу и спор за должности (местничество) русских командующих, Ивана Челяднина и Михаила Голицы-Булгакова, и принимаемые ими роковые решения.

В битве с литовской стороны участвовали наемники, ветераны «московских войн», такие как ротмистры Дамбровский, Рапата и Шимка по прозвищу «Колченогий» (Кулгавый), Сецигновский, Искжицкий со своими ротами – они в разное время числились в наёмниках ещё в 1489–1506 гг. Сам гетман Януш Сверчовский проходил в списках ротмистров с 1489 г. Обладали несомненным боевым опытом и польские «добровольцы» молодого Яна Тарновского – именно они выдержали первую стремительную атаку полка правой руки под командованием Михаила Голицы.

Вот с литовским народным ополчением были проблемы и с дисциплиной, и с выучкой. Во-первых, сам король признавал, что на войну шляхта идет неохотно – ополчение должно было собраться «к Иванову дню», к 24 июня, а фактически кое-как сформировалось к концу августа, когда Смоленск уже был взят Василием III. Во-вторых, у них не было большого боевого опыта (особенно у шляхты с западных и центральных поветов). Недаром Острожский укрепил свой правый фланг, где стояли литовские хоругви, артиллерией.

Что касается русских войск – то с той стороны в основном шли профессиональные бойцы с западных уездов, примыкающих к Смоленску и с Новгородчины. О них хорошо сказал имперский посол Сигизмунд Герберштейн: «Каждые два или три года государь производит набор по областям и переписывает детей боярских с целью узнать их число и сколько у каждого лошадей и слуг. Затем, как сказано выше, он определяет каждому способному служить жалованье… Отдых дается им редко, ибо государь ведет войны то с литовцами, то с ливонцами, то со шведами, то с казанскими татарами».

- Каковы наиболее расхожие мифы о сражении?

- Мифов, связанных с этим сражением, много, я отмечу лишь основные. При том, значительную часть дискурсов расплодили сами историки – я имею ввиду, прежде всего, ангажированных историков. Вообще, с этой Оршей получается странная ситуация - с одной стороны, битву считают «крупнейшей битвой XVI столетия», но, с другой стороны, ни в Литве, ни в Беларуси, ни на Украине, так и не вышло научного труда, в котором бы взвешенно, с использованием современных методов исторических исследований проводился анализ одного из главных событий войны 1512-1522 гг. В Польше была опубликована работа Петра Дрожджа, но это, уж извините, весьма поверхностная книга.

Практически каждый год к 8 сентября в столицах указанных государств собираются историки, говорят о том, что надо изучать и т.д. – но дальше перепевов уже известных трактовок процесс не движется. Забавно, не так ли?

Первый миф, который хотелось бы затронуть – миф о грандиозной численности армий на поле, 80000 московитов и более 30 000 польско-литовских войск. Эти данные фигурируют в пропагандистском нарративе – посланиях Сигизмунда о грандиозной победе, «летучих листках» и т.д. Но, простите, если ты историк, то где твои источниковедческие навыки, где методы критического анализа нарративных (то есть повествовательных) источников? Порой кажется, что у части представителей «национальных историографий» политические воззрения перевесили профессиональные качества. Несомненно, это печальная тенденция.

Во-первых, историки не прибегают к элементарным приемам «военной логистики». Как королю и великому князю Литовскому удалось собрать в 1514 г. до 33000-35000 солдат, если акты того времени свидетельствуют о низких темпах сбора посполитого рушения? Откуда взялось гигантское войско в 80000 московитов, если весь военный потенциал поместной конницы Руси был раза в четыре меньше этой цифры? Ведь к 1514 г. территория Российского государства не намного больше территории ВКЛ (при этом надо учитывать большую плотность заселения Литвы), а мобилизационные принципы посполитого рушения и поместной конницы был схожими – конный воин выставлялся с определенных размеров земли и дворов. Для сравнения: с большой территории Новгородских земель в начале XVI в. собиралось около 2000 помещиков – сопоставимо с одной Жемайтией! Идя наперекор принципам военной логистики, историки помещают более 110 000 (!) воинов в излучину Днепра, между Оршей и р.Крапивной, но при этом их совершенно не волнует вопрос – каким образом на поле, изобилующем оврагами, ельниками, холмами, площадью максимум в 5 кв.км эти массы перемещались, атаковали? К сожалению, эти историки как-то забывают, что в Средневековье размеры армий были намного меньшими, чем их описывали тенденциозные хронисты.

Во-вторых, если польско-литовские источники свидетельствуют о значительном численном превосходстве «московитов» над армией кн.К.И. Острожского, то русские летописи говорят об обратном – что «сила» была не комплектна, «инии в отъезде были», а «литва пришла изнарядяся на них». С источниковедческой точки зрения нет никаких причин отдавать предпочтение одному нарративному источнику, и игнорировать другой. Если отбор источника идет только по принципу «этот ложится в мою концепцию, а этот игнорируем, это вражеский источник, его не рассматриваем» - то к истории такой принцип не имеет никакого отношения.
От мифа о численности исходит миф о грандиозных потерях «московитов» 30-40 тысяч убитых, 1,5-2 тысячи попавших в плен. Некоторые историки доходят даже до того, что искусственно завышают итак преувеличенные данные.

Вот, например, откроем энциклопедическое издание «Великое княжество Литовское» и посмотрим статью д.и.н. А.Грицкевича. Даже не знаешь, смеяться или плакать. В этом случае мы видим точно такое же «потребительское» отношение к источникам, здесь даже игнорируются данные белорусско-литовских летописей, которые восходят к спискам пленных 1514 г. – в них говорится всего о 380 пленных дворян и детей боярских, без учета слуг. Стало быть, с учетом боевых слуг потери пленными могут доходить до 500-600. В списках Литовской метрики перечисляется всего 173 пленных «Великой битвы». Мне удалось в собрании Тайного государственного архива Прусского культурного наследия обнаружить шпионское донесение орденскому комтуру от 16 сентября 1514 г. – буквально через неделю после битвы – в котором говорится о 2000 убитых и пленных «московитах». Известно, что разведсеть Ордена эффективно действовала как в Литве (Вильно, Полоцк), так и в России (Москва, Псков). По моим подсчетам, с каждой из сторон действовало до 12 тыс. воинов, а может и меньше – я лишь определил верхнюю планку, максимум. Потери в 2000 чел (без учета спасшихся раненных) – это действительно огромные потери!

Ну и третий миф о грандиозных политических последствиях битвы. Якобы победа под Оршей спасла ВКЛ от завоевания. При этом те, кто ныне повторяет этот тезис ягеллонской пропаганды, игнорируют российские источники, разряды и летописи. Считать, что сформированный в Великих Луках новгородский корпус Булгакова-Голицы, усиленный в начале сентября отдельным корпусом Челяднина из состава смоленской армии способен был захватить и поработить ВКЛ – это, извините, абсурд. Тот, кто так считает, слишком плохого мнения об оборонительных способностях Литвы в 1514 г. Да и если сопоставить все источники, то видно, что на начало сентября 1514 г. наступала только польско-литовская армия, а корпус Булгакова-Голицы отступал с друцких полей на соединение с ратью Челяднина, чтобы оборонять Днепровский рубеж – им было приказано «стояти на Непре».

Ну и наконец, миф о том, что победа под Оршей разрушила антиягеллонскую коалицию Империи, России и Тевтонского ордена. Обратимся к дипломатическим документам. План русско-имперского союза был благополучно похоронен самими стариком Максимилианом еще 4 августа 1514 г., за месяц до сражения, когда русским послам в Гмундене вручили грамоту с измененными пунктами договора. Именно этот договор и отказался подписывать Василий III. Как отмечал историк В. В. Бауер, императоры Священной Римской империи «никогда не помышляли об исполнении данных обязательств, и по достижению цели, тотчас же отрекались от заверений в вечной дружбе с государем, "варваром и схизматиком"». Но дипломаты в Польше и Литве, отслеживающие русско-имперские переговоры, не могли догадываться о последствиях поправок к соглашению, внесённых по инициативе Максимилиана. Объективно говоря, и без битвы под Оршей подписание русско-австрийского договора в «гмунденовской» редакции августа 1514 г. вряд ли произошло бы. Тем не менее, при дворе Ягеллонов искренне полагали, что результаты битвы прямым образом повлияли на разрыв габсбургско-московского союза.

А что касается русско-тевтонского союза, то битва под Оршей, на удивление, возымело совершенно обратный эффект. Сведения о сражении на Днепре власти Пруссии и Ливонии получали не только из хвалебных посланий польского короля и великого князя Литовского – я уже говорил, что разведка у крестоносцев работала неплохо. И тот факт, что после жестокого поражения русские войска продолжили натиск на ВКЛ, породил у крестоносцев мысль о неограниченных военных ресурсах Московита. И 10 марта 1517 г. в Москве, при участии орденского посланника Д.Шонберга был составлен проект совместного оборонительно-наступательного плана, который позже был ратифицирован каждой из сторон.

Порой с улыбкой наблюдаю на то, как некоторые политические представители Беларуси, Польши, Литвы и Украины говорят о праздновании даты 8 сентября. Мое мнение как историка таково: лично я двумя руками «за» всестороннее изучение как самого сражения, так и войны 1512-1522 гг. Конечно, Орша -1514 занимает особое место в военной истории, как сражение неординарное, сражение необычное, сражение массовое. Поэтому надо обсуждать, дискутировать, и – подчеркну – даже организовывать конференции. Я даже поддерживаю идею установления памятного креста на месте битвы – в память о всех погибших в этом сражении. Однако праздновать победу в проигранной войне, махать флагами, устраивать митинги, вещать о «грандиозном разгроме 80 000 москалей втрое меньшими силами» и т.д. – это значит заниматься профанацией и политиканством.

- Спасибо за беседу.

Лобин Алексей - историк, кандидат исторических наук, специалист по истории России XVII в.

http://ru.delfi.lt/vkl/history/rossijsk ... z2oasBiNE7
goward
Модератор
 
Сообщения: 3336
Зарегистрирован: Вс июл 08, 2007 2:27 pm
Откуда: Менск

Re: 8 верасня-Дзень беларускай вайсковай славы

Сообщение goward » Пт фев 14, 2014 3:59 pm

Мікола Купава і Ігар Лялькоў: 500 гадоў бітвы пад Воршаю

http://belsat.eu/be/nasze_programy/epis ... shaiu.html
goward
Модератор
 
Сообщения: 3336
Зарегистрирован: Вс июл 08, 2007 2:27 pm
Откуда: Менск

Re: 8 верасня-Дзень беларускай вайсковай славы

Сообщение альберт » Пт фев 14, 2014 10:53 pm

goward писал(а):Мікола Купава і Ігар Лялькоў: 500 гадоў бітвы пад Воршаю

http://belsat.eu/be/nasze_programy/epis ... shaiu.html

Даже стыдно за некоторых минчан :cry: иваны не помнящие родства, презрение чурок имеет основу
Аватара пользователя
альберт
 
Сообщения: 1505
Зарегистрирован: Пт ноя 25, 2011 7:11 pm
Откуда: Минск

Re: 8 верасня-Дзень беларускай вайсковай славы

Сообщение gervasij » Пт мар 21, 2014 12:16 am

Алесь Краўцэвіч: прысваенне дзеяў ВКЛ цэментуе сучасную летувіскую нацыю
Сёлета адзначаецца 500-я гадавіна Аршанскай бітвы. З гэтай нагоды 23 снежня 2013 г. Сэйм Летувы абвясціў 2014-ы годам Аршанскай бітвы. Перамога ў ёй названая "гістарычнай", якая дазволіла абараніць "тэрытарыяльную цэласць Летувы" (Lietuvos teritorinis vientisumas). У адпаведнай пастанове падкрэсліваецца, што Аршанская бітва нясе ў сабе важную гістарычнай сувязь Летувы з Беларуссю і Ўкраінай, і гаворыцца пра шматнацыянальны склад войска ВКЛ (daugiatautė LDK kariuomenė). У сваю чаргу, у Беларусі падрыхтоўка да гэтага юбілею адбываецца толькі на ўзроўні грамадзянскай супольнасці. Наколькі важную ролю адыгрывае святкаванне такіх падзеяў на дзяржаўным узроўні і як гэта можа паўплываць на беларуска-летувіскія стасункі ў сфэры гісторыі? З такім пытаннем Belarusian Review звярнуўся да вядомага беларускага гісторыка Алеся Краўцэвіча.

http://thepointjournal.com/output/index ... change=bel
Алесь Краўцэвіч: “Абвяшчэнне сэймам Летувы 2014 г. годам Аршанскай бітвы, з абгрунтаваннем, што тая бітва нібыта дазволіла абараніць “тэрытарыяльную цэласць Летувы” – унутраная справа сучаснай Летувы, дакладней, іх унутраная фантазія. Па-першае, Вялікае Княства Літоўскае, якое баранілася ў той бітве – далёка не тоеснае этнічнай Летуве; па-другое, удзел продкаў летувісаў у той бітве быў маргінальны, як і ўдзел іх ва ўсёй дзяржаве.

Што да тагачасных вояў-летувісаў, то вось, напрыклад, фрагмент з паслання караля і вялікага князя з 1535 г., які сведчыць пра абмежаванае іх выкарыстанне ў баявых дзеяннях: “… а баярам-шляхце Зямлі Жамойцкай ніякай цяжкасці ў тым не чыніць, бо яны людзі да таго непрыгодныя і каней малых маюць, а асабліва, мовы рускай добра не знаюць…”

Справа ў тым, што для невялікага народа летувісаў прыдуманая велічная гісторыя, у прыватнасці прысваенне дзеяў Вялікага Княства Літоўскага, з’яўляецца асновай дзяржаўнай ідэалогіі, якая цэментуе сучасную летувіскую нацыю. Летувіскія ідэолагі моцна трымаюцца за сваю фантазійную гісторыю і не збіраюцца нічога ў ёй змяняць. Абы на здароўе.


=====================

Спадзяюся, што гэта нашыя слабыя высілкі па выкрыцьцю жамойцкай "немощи", далі сп.Краўцэвічу аргумант ..
gervasij
 
Сообщения: 3358
Зарегистрирован: Вс авг 09, 2009 1:00 pm
Откуда: Vialikalitva (Belarus)

Re: 8 верасня-Дзень беларускай вайсковай славы

Сообщение goward » Пн мар 24, 2014 11:36 am

Алесь Краўцэвіч: Бітва пад Воршай важная і для Лукашэнкі


500 гадоў таму адбылася Бітва пад Воршай, падчас якой гетманам ВКЛ Канстанцінам Астроскім было разгромлена маскоўскае войска. Ці здольная сёньняшняя Беларусь даць адпор магчымаму агрэсару, як гэта было зроблена ў 1514 годзе?

Изображение


Госьцем перадачы — гісторык, намесьнік старшыні грамадзкага Аргкамітэту па адзначэньні ўгодкаў Аршанскай бітвы Алесь Краўцэвіч.

— Алесь, юбілейны год Аршанскай бітвы прыпаў на час, калі ў паветры ізноў запахла вайной. Наколькі гэтая дата актуалізуецца для нас у сувязі з расейска-украінскім супрацьстаяньнем?

— Так, гэтая дата, якую мы невыпадкова адзначаем як Дзень беларускай вайсковай славы, вельмі актуальная ў наш час. Таму што гэта дзень перамогі над ворагам, які праходзіць чырвонай (крывавай!) паласой праз усю нашу гісторыю — ад XV да XXI стагодзьдзя. Я хачу падкрэсьліць галоўны маральны
Аршанская перамога разышлася па ўсёй Эўропе — памфлетамі, хронікамі, праслаўленьнямі
і ідэалягічны аспэкт Аршанскай перамогі. Са стратэгічнага гледзішча яна ня мела вялікага значэньня. Мы ў той год страцілі Смаленск, што было ня менш, а можа, і больш важна. Але менавіта Аршанская перамога разышлася па ўсёй Эўропе — памфлетамі, хронікамі, праслаўленьнямі. Гэта быў першы выпадак перамогі над Маскоўскай дзяржавай. Тое сталася нечакана і парушыла ўсю сыстэму тагачасных міжнародных адносінаў. Масковія сабрала аграмаднае войска і кінула яго пустошыць суседнюю краіну — сама па сабе напрошваецца паралель зь сёньняшнім расейска-украінскім канфліктам. Перамога пад Воршай была настолькі ўражлівая, што яе водгук чуваць да сёньня. Шкада, што ў адзначэньні такой даты беларуская дзяржава не бярэ ўдзелу.

Як жа не бярэ? Нацыянальны банк Беларусі выпускае юбілейную манету, прысьвечаную Бітве пад Воршай. Прычым, у сэрыі — увага! — «Умацаваньне і абарона Айчыны».

— Гэта мяне цешыць і яшчэ раз пацьвярджае маё назіраньне: у эшалёнах улады ў Беларусі існуюць дзьве плыні, якія прыхавана паміж сабой змагаюцца. Адна плынь — поўнасьцю прарасейская, другая — усё ж патрыятычная. Яе прадстаўнікі ня могуць яўна і адкрыта выступаць, бо знаходзяцца пры ўладзе. Я ня ведаю нават хто яны, але ўвесь час гэта праяўляецца. Напрыклад, толькі за апошні час узьніклі ініцыятывы ўсталяваць помнікі — Міндаўгу ў Наваградку і Альгерду ў Віцебску. Мы, вядома ж, можам разьлічваць на гэтую падтрымку, але вельмі асьцярожна. Гэтыя людзі, пакуль ім асабіста нічога не пагражае, будуць аказваць дапамогу, найперш ананімна. Але як толькі ўзьнікне невялікая пагроза для пасады, для прэміі, для зарплаты, гэтыя людзі зьнікнуць, і іх ня будзе відаць. Таму мы арганізоўваем сьвяткаваньне грамадзкімі сіламі. У нас грамадзтва не такое і слабое. У нас ёсьць Саюз мастакоў — мастакі могуць намаляваць карціны, зрабіць плякаты, арганізаваць выставу. У нас ёсьць Саюз пісьменьнікаў — пісьменьнікі могуць стварыць эсэ, вершы. У нас ёсьць гісторыкі, якія могуць напісаць спэцыяльныя працы, прысьвечаныя гэтай бітве. У нас ёсьць сваё тэлебачаньне — тэлеканал «Белсат», які акурат цяпер здымае фільм пра Аршанскую бітвы. Здаецца, гэта ня так і мала.

— Ледзь не штогод на Крапівенскім полі пад Воршай ладзяцца бардаўскія фэсты. І ледзь не штогод міліцыя затрымлівае яго ўдзельнікаў. Поле тое зааралі, туды не даехаць... Чаму ўсё ж улады так ставяцца да гэтага гістарычнага месца?

— Старая вядомая ісьціна — хто плаціць грошы, той і заказвае палітыку. Калі сёньняшні рэжым жыве на расейскія грошы, то ён будзе праводзіць прарасейскую палітыку. Але сам факт такіх дзеяньняў уладаў толькі павялічвае значнасьць сьвята. Уяўляеш сытуацыю — сабраліся барды, пасьпявалі і разышліся, нікога не затрымалі. Сьвята адразу ж звужваецца да нейкага сэгменту грамадзтва, адносна невялікага. А калі стаяць кардоны міліцыі, калі заворваецца поле, хапаюць людзей, — ідзе інфармацыйны шум на ўвесь сьвет. На маю думку, гэтае сьвята мае значэньне і для Лукашэнкі, толькі са знакам мінус.

— Каб паказваць Расеі тэлекарцінку, як улады Беларусі змагаюцца з антырасейскімі настроямі?


Так, але гэта выгодна і для нас, калі па тэлеканалах сьвету паказваюць, што беларусы маюць такое сьвята, што беларусы змагаюцца. Калі ўлада ў Беларусі будзе беларуская, то сьвята Аршанскай бітвы будзе праводзіцца на дзяржаўным узроўні з поўнай атрыбутыкай. А пакуль такога няма, то яно як бы ладзіцца двума бакамі, толькі з процілеглымі вэктарамі. Дзякуючы сутыкненьню гэтых вэктараў, сьвята набывае розгалас і значэньне.

— Ня ведаю, як табе, а мне вельмі падабаецца песьня «Старога Ольсы», дзе ёсьць такія словы: «Масква стала наракаці, места Воршу пакідаці. Слава Воршы ўжо нязгорша — слаўся, князь Астроскі!». Вынік перамогі пад Воршай — гэта выключна заслуга ваенннага генія Канстанціна Астроскага, ці былі яшчэ нейкія спрыяльныя акалічнасьці?

— Для перамогі тут дзьве прычыны сьпляліся — геній Астроскага і прафэсійнае войска. У нашым войску было больш прафэсіяналаў. Гэта першыя дзесяцігодзьдзі XVІ стагодзьдзя — мінаваў час фэадальнага апалчэньня, час дваранскай коньніцы, якая сядзела па маёнтках, сядзібах, займалася зямляробствам. Гэта быў час прафэсійнага жаўнера. І ў нас такіх жаўнераў было больш, яны былі лепш вышкаленыя, лепш узброеныя, лепш навучаныя тактычна. І вось гэтае спалучэньне выдатнага палкаводца з дасканалым інструмэнтам у руках — арміяй — і дало перамогу. Бітва паказала, што агромністыя масы маскоўскай коньніцы і пяхоты можна перамагаць нашмат меншым, але лепш навучаным і ўзброеным войскам. У Аршанскай бітве нашага войска было ў два разы менш — 40 тысячаў нашых супраць 80 тысячаў маскоўцаў. Я думаю, лічбы трохі завышаныя з абодвух бакоў, але факт значнай колькаснай перавагі маскоўскага войска аспрэчваецца толькі некалькімі расейскімі гісторыкамі. Скажам, у 2009 годзе выйшла кніжка расейскага гісторыка Аляксея Лобіна, у якой ён спрабуе аспрэчыць міт пра Аршанскую бітву. Ён там даводзіць, што ў маскоўскім войску было толькі 12 тысячаў, а войска ВКЛ сягала адпаведна 24 тысячаў. Але высновы Лобіна крытыкуюць і самі расейскія гісторыкі.

Изображение

— А якімі крыніцамі карыстаюцца гісторыкі адносна Бітвы пад Воршай?

— Зьвесткі ў некалькіх хроніках ёсьць, але там заўсёды лічбы перабольшаныя. Гэта ўласьцівасьць храністаў — яны былі літаратарамі. Прасачыць па крыніцах, напрыклад, па кнігах платы жаўнерам, па разрадных кніжках маскоўскіх, вельмі цяжка. Там ёсьць дадзеныя толькі на канец XVІ стагодзьдзя, і то няпоўныя. Таму бяруцца лічбы з хронікаў, зь летапісаў, трохі памяншаюцца і прымаюцца. Ніхто ня можа даказаць, колькі там было дакладна войска.

— 2014 год у Літве абвешчаны Годам Аршанскай бітвы. Гэта гістарычна апраўдана?

— На маю думку, гістарычна апраўдана ня надта. Гэта апраўдана з гледзішча дзяржаўнай ідэалёгіі Літвы. Літва перажывае страх малога народу. Яна ня можа дазволіць сабе займацца рэальнай гісторыяй, бо гэта падсякае асновы іх дзяржаўнай ідэалёгіі. А аснова літоўскай ідэалёгіі — гэта Вялікая Літва ў мінулым. Але гэта супярэчыць шматлікім фактам, гэта не згаджаецца ні з нашымі, ні з польскімі дасьледаваньнямі. Але літоўцы ад гэтага баяцца адмовіцца, бо яны — малы народ. Гэта не палякі. Як сказаў адзін мой польскі калега яшчэ ў 90-я гады: «Польшча сёньня дастаткова моцная, каб мы, польскія гісторыкі, маглі пісаць праўду».

— Пасьля крымскага рэфэрэндуму і анэксіі Крыму заўважна актывізаваліся прарасейскія сілы на ўсходзе Ўкраіны. Калі Масква захоча ажыцьцявіць падобны сцэнар і ў Беларусі, ці здолее Беларусь даць належны адпор агрэсару, як 500 гадоў таму?

— Думаю, ня здолее. Беларускае войска цесна зьвязанае з расейскім — тэхнічна, арганізацыйна і мэнтальна, таму адпору ніякага ня будзе. Мяркую таксама, што частка нашых гэтак званых палітычных патрыётаў, расейскамоўных
Беларускае войска цесна зьвязанае з расейскім — тэхнічна, арганізацыйна і мэнтальна, таму адпору ніякага ня будзе
грамадзянаў Беларусі, стануць на бок расейскага акупанта. Я сумняваюся, што ў Беларусі можа быць супраціў. Хіба толькі партызанскі. Мне як грамадзяніну Беларусі, які стала жыве ў яе рэаліях, відно, што ў нас ужо адбываецца анэксія краіны. Праўда, не мілітарным, а іншымі спосабамі. Першы — гэта ўключэньне нас у расейскую інфармацыйную прастору. Мы аточаныя з усіх бакоў расейскімі навінамі, іх паўтараюць і псэўдабеларускія каналы (ОНТ), мы ахопленыя расейскай масавай культурай. Нават на дзяржаўным радыё «Культура» нашмат больш расейскіх песень сьпяваюць, чым беларускіх. Другі спосаб — выдаленьне Беларусі з тавараў масавага спажываньня. Напрыклад, на ўпакоўцы ёсьць сьцяжок Расеі і надпіс па-расейску, сьцяжок Украіны і надпіс па-украінску, сьцяжок Казахстану і надпіс па-казахску. А беларускай прысутнасьці няма. Проста там, дзе надпіс па-расейску, дададзена — афіцыйны дыстрыб’ютар у Рэспубліцы Беларусь. Трэці спосаб — нас сьціраюць з геаграфічных картаў — паспрабуйце набыць у Беларусі атляс аўтамабільных дарог па-беларуску. Мне не ўдаецца дваццаць гадоў гэта зрабіць. Або набыць карту-двухкілямэтроўку. Калі нашы кандытарскія фабрыкі «Спартак» і «Камунарка» перайшлі да дзяржавы, на іхнай прадукцыі зьніклі надпісы па-беларуску. Вось гэта і ёсьць расейская анэксія. Праз пэўны час вырасьце пакаленьне, якое жыве ў адзінай мэнтальнай і інфармацыйнай прасторы з Расеяй, і Беларусь, як сьпелы плод, упадзе ў махнатыя лапы Пуціна ці яго наступнікаў.

— Твой прагноз, на жаль, вельмі пэсымістычны. Што ў такіх варунках маюць рабіць незалежніцкія сілы?

— Мой пэсымістычны прагноз — гэта толькі расейскія пляны, яны могуць і не ажыцьцявіцца. Што нам рабіць... Як гісторык, магу прывесьці прыклад Фінляндыі часоў Савецкага Саюзу — за добрасуседзтва фіны атрымлівалі танныя энэрганосьбіты з Расеі. Але гэты сцэнар у Беларусі яўна ня пройдзе — расейцы гэтага не дазволяць. Мы намнога шчыльней зьвязаныя з Расеяй. Думаю, што адзіны рэальны сцэнар — гэта максымум зычлівых сяброўскіх словаў на адрас Расеі і — фактычнае дыстанцыяваньне ад яе. Трэба зьмяншаць залежнасьць ад расейскіх энэрганосьбітаў, ад расейскага капіталу. І пры ўсім гэтым абдымацца, сябраваць — прыблізна так, як робіць казахскі кіраўнік Назарбаеў.

http://www.svaboda.org/content/transcript/25307233.html
goward
Модератор
 
Сообщения: 3336
Зарегистрирован: Вс июл 08, 2007 2:27 pm
Откуда: Менск

Re: 8 верасня-Дзень беларускай вайсковай славы

Сообщение goward » Чт авг 21, 2014 7:46 pm

Алесь Краўцэвіч: Аршанская бітва — беларуска-ўкраінскае братэрства па зброі

Изображение



Дзіўная сытуацыя назіраецца ў Беларусі ў галіне манумэнтальнай прапаганды. З аднаго боку, паўсюль на пастамэнтах — помнікі Леніну ды ягоным паплечнікам, з другога — князям ВКЛ.

Толькі за апошні час ўсталяваныя помнікі Ўсяславу Чарадзею ў Полацку і Альгерду ў Віцебску. Плянуецца гэткім жа чынам ушанаваць Гедыміна ў Лідзе і Міндаўга ў Наваградку. Дзеля чаго гэтыя гістарычныя постаці патрэбныя сёньняшняй уладзе? Госьцем перадачы — доктар гістарычных навук Алесь Краўцэвіч.

— Алесь, мы з вамі ў «Вольнай студыі» наднаразова гаварылі пра тое, што сёньняшняя беларуская ўлада адмовілася ад гістарычнай спадчыны ВКЛ. Відаць, для вас было нечаканасьцю ўсталяваньне помніка Альгерду ў Віцебску?

— Так, было нечаканасьцю, хоць гэтая нечаканасьць была прадбачаная пэўнымі момантамі. Нельга сказаць, што ўся ўладная частка беларускага чыноўніцтва адмовілася ад сярэднявечнай гісторыі, ад ВКЛ. Усё ж ёсьць у Беларусі патрыёты і сярод чыноўніцтва, яны ўсьведамляюць каштоўнасьць беларускай гісторыі. Прыкладам, былы міністар культуры Павал Латушка. Згадайма перадгісторыю — у Віцебску некалькі гадоў стаяў падрыхтаваны п’едэстал, але былі сілы, якія супраціўляліся, і сяродёсьць у Беларусі патрыёты і сярод чыноўніцтва, яны ўсьведамляюць каштоўнасьць беларускай гісторыі гэтых сілаў — Праваслаўная царква. Ды і прарасейскіх чыноўнікаў у нас шмат, хоць яны не афішуюцца. Іхны прынцып узьдзеяньня на людзей выпрацаваны практыкай камуністычнай партыі — адсякаецца ўсё, што мае ўплыў на масавую сьвядомасьць. Нельга мець мастацкіх фільмаў па-беларуску, нельга мець беларускай гісторыі, нельга мець беларускай архітэктуры. І ў Віцебску быў выбар — ці бурыць п’едэстал, ці ставіць помнік. Перамог здаровы сэнс — паставілі помнік. Нельга гісторыю пачынаць ад 1917-га, а потым ад 1944 году. Гэта нонсэнс. Людзі шукаюць свае карані. І такая асоба як Альгерд можа стаць для Віцебску сапраўды брэндавай фігурай.

— Ужо шмат гадоў гаворыцца пра тое, што ў Лідзе варта ўсталяваць помнік Гедыміну, а ў Наваградку — Міндаўгу. Што лягічна — там больш-менш захаваліся замкі. Але помнікі князям паўстаюць найперш на ўсходзе — Альгерду ў Віцебску, Усяславу Чарадзею — у Полацку. Чаму так?

— Мне здаецца, гэта зьвязана з электаральнымі асаблівасьцямі рэгіёнаў. Ліда і Наваградак — гэта Гарадзеншчына, дзе найменш галасуюць за Лукашэнку. І таму гэты рэгіён найбольш пільнаваны ідэалягічна. Вельмі добры прыклад — цяперашні менскі начальнік Шапіра. Ён зрабіў кар’еру ў Горадні, выгнаўшы некалькі навукоўцаў-гісторыкаў з Гарадзенскага ўнівэрсытэту, прычым абсалютна ні за што. Паказаўшы сябе верным цэрбэрам, які трымае ўсіх пад кантролем, ён і атрымаў прызначэньне ў Менск. Мне здаецца, гэта якраз прычына — павышаны ідэалягічны кантроль над заходняй часткай Беларусі.

— А мне здаецца, што помнікі старажытным князям на ўсходзе — гэта спроба неяк засьцерагчыся ад беларускай «Наваросіі».

— Гэта спрэчнае меркаваньне, бо «Наваросія», маю на ўвазе данецкі і луганскі сэпаратызм, узьнікла паўгоду таму. А помнікі ў нас на ўсходзе ставяцца ўжо каля дзесяцігодзьдзя. Гэта па-першае. Па-другое, я ня веру ў тое, што наша палітычная эліта будуе такую доўгатэрміновую стратэгію. Мы ўсе ведаем — беларуская ўлада рэагуе на бягучую сытуацыю, яе клопат — абы ўтрымацца.

— Вы казалі пра ўплыў на масавую сьвядомасьць. А хіба помнікі выконваюць такую функцыю? Вунь Леніны паўсюль стаяць, на іх ужо даўно ніхто не зважае.

— Не, помнікі ўсё ж уплываюць на масавую сьвядомасьць, бо яны прысутнічаюць візуальна ў ключавых пунктах гарадоў. Людзі ходзяць, бачаць, цікавяцца. У любы момант гэтыя помнікі можна ўключыць у актыўны культурны зварот — сабраць там сьвята, правесьці ўшанаваньне гэтай асобы. Таму супраць помнікаў і ідзе такая барацьба беларускага прарасейскага лягеру.

— Альгерд тройчы хадзіў на Маскву, і гэтыя паходы па-рознаму ацэньваюцца. Скажам, Мікола Ермаловіч лічыў іх няўдалымі, а Вольга Іпатава, аўтарка раману «Альгердава дзіда», наадварот, пасьпяховымі. Дзе тут рацыя?

— Вядома ж, гэта былі пасьпяховыя паходы. Іх задача была — стрымаць Маскву, трохі абнізіць яе гонар. Альгерд выкарыстаў спрыяльныя моманты, найперш той, што тады яшчэ быў непаўналетнім князь Дзьмітры
Не было гаворкі, каб зьнішчыць Маскоўскае княства, мэта была — аслабіць

Данскі. Паходы на Маскву — праява вялікадзяржаўніцкай палітыкі Альгерда. Гэта была дэманстрацыя таго, што ВКЛ настолькі моцнае, што мае сілы стрымліваць такога суперніка, як Масква. Не было гаворкі, каб зьнішчыць Маскоўскае княства, мэта была — аслабіць. Нішчылася тэрыторыя, прыніжаўся князь маскоўскі, які ня мог выступіць у поле біцца, вымушаны быў сядзець у аблозе. Ніякім чынам мы ня можам лічыць гэтыя паходы няўдалымі. Наадварот, яны былі вельмі ўдалымі. І Альгерд, першы сярод Гедымінавічаў, выступіў з праграмай адносна земляў усходнеславянскіх. У 1358 годзе ў перапісцы з германскім імпэратарам ён заявіў, што ўся Русь павінна належаць Літве.

— Альгерд у Віцебску паўстаў на вуліцы Суворава. Ці помнікі такога кшталту вымагаюць нейкага асяродзьдзя пад сябе?

— Абавязкова. Увогуле я лічу так: Беларусь стане самастойнай дзяржавай, калі ў нас зьнікнуць помнікі Леніну, вуліцы Суворава і г.д. Гэта будзе знак, што мы становімся нармальнай краінай. Глядзіце — ва Ўкраіне амаль зьніклі помнікі Леніну, за адзін месяц! Гэта паварот, шлях да нармальнай эўрапейскай краіны. Гэта абсурд, што ў Віцебску дзесяць вуліцаў імя Крупскай. Я прыхільнік таго, што мы павінны вяртацца і да спрадвечных назваў гарадоў, тых, якія былі да расейцаў. Той самы Менск трэба вярнуць найперш. І гэта таксама будзе знакавая праява, калі спрадвечныя назвы, якія фармаваліся стагодзьдзямі, будуць вернутыя. Толькі тады Беларусь пазбавіцца асыміляцыйных уплываў з усходу.

— Альгерд і Усяслаў Чарадзей ужо стаяць. Прыпусьцім, зьявяцца Гедымін і Міндаўг. Ці павінна быць ім нейкае падмацаваньне — у той жа адукацыі?


— Так, усё павінна быць абавязкова ўзаемазьвязана. Ёсьць асоба ў падручніку — вучняў прыводзяць да помніка гэтай асобе. Прыгадаю 1990-я гады — я размаўляў зь дзецьмі ў Наваградку — усе ведалі
Ёсьць асоба ў падручніку — вучняў прыводзяць да помніка гэтай асобе

гісторыю Міндаўга. Было вельмі цікава слухаць. Гэта называецца — сыстэмнасьць гістарычнай асьветы грамадзтва, яна складаецца зь некалькіх ступеняў. Самі па сабе помнікі будуць мець пасыўны эфэкт, слаба ўплываць на масавую сьвядомасьць. Але гаворка пра тое, што іх можна актывізаваць. Напрыклад, зладзіць сьвята гарадзкіх муроў у Віцебску. Бо ўпершыню Альгерд, а дакладней, яго жонка княгіня Уляна ў 1351 годзе абнесла Віцебск мураванымі сьценамі, і горад стаў абаронены.

— Два тыдні засталося да юбілею Бітвы пад Воршай. Выпуск Дзяржбанкам памятнай манэты — гэта ўсё, што зрабіла дзяржава да гэтых угодак. Чаму тут назіраецца такая стрыманасьць?

— Ня трэба забываць: беларускі рэжым — прарасейскі. А для расейцаў Аршанская бітва, постаць Астроскага — як чырвоная ануча для быка. У Расеі ў 2009 годзе нават выдалі кніжку з абвяржэньнем вынікаў Аршанскай бітвы. Там сьцьвярджаецца, што расейскіх войскаў было ў два разы менш, чым нашых. Таму, натуральна, наш рэжым не выносіць гэтае пытаньне на парадак дня. Але сёлета ва ўсім гэтым можа быць вельмі цікавы нюанс. Аршанская бітва — гэта беларуска-украінскае братэрства па зброі. Гэта можа быць міжнацыянальнае беларуска-украінскае сьвята.

— Выкладаньне гісторыі Беларусі па-расейску, скарачэньне навучальных праграмаў па беларускай літаратуры, зьнішчэньне мовы — гэта ўсё выглядае ў сьвятле пошніх падзеяў як дзеяньні самагубцы. Ці здольная беларуская ўлада адумацца і ня секчы сук, на якім сядзіць?


— Мне цяжка сказаць, як будзе дзейнічаць улада. Я перакананы ў тым, што калі будзе выгодна, то мы будзем вучыць кітайскую гісторыю і называць сябе падданымі Паднябеснай. Гэтай уладзе ў прынцыпе напляваць на нацыю, на народ, на культурна-нацыянальныя каштоўнасьці. Можа, зразумеюць нарэшце на прыкладзе з Украінай, чым гэта можа закончыцца. Можа, выкладаньне гісторыі па-расейску, скарачэньне літаратуры спыняцца. З другога боку, тое, што ўлада спрабуе прыціснуць гісторыкаў, літаратараў, сьведчыць пра адно: мы, гісторыкі і літаратары, уяўляем зь сябе сілу, якая мае ўплыў на грамадзтва, прынамсі, на эліту беларускага грамадзтва.

http://www.svaboda.org/content/transcript/26542586.html
goward
Модератор
 
Сообщения: 3336
Зарегистрирован: Вс июл 08, 2007 2:27 pm
Откуда: Менск

Re: 8 верасня-Дзень беларускай вайсковай славы

Сообщение goward » Вт сен 02, 2014 3:20 am

Власти запретили празднование 500-летия Оршанской битвы

Сегодня художник Микола Купава, руководитель оргкомитета по празднованию 500-летия битвы под Оршей, получил официальный ответ из Оршанского райисполкома. Местные чиновники не дали согласия на проведение 6 сентября на Крапивеньским поле фестиваля и концерта.

Микола Купава говорит, что отказ основывается на неправильно оформленной заявке. «Мол, не были указаны источники финансирования мероприятия, также не включили обеспечение машины скорой помощи. Нет, чтобы дать время исправить эти недостатки, так сразу идет отказ. За несколько дней до самого мероприятия», — говорит художник. Сейчас оргкомитет рассмотрит другие возможности отметить годовщину победы войск ВКЛ на московитами.

8 сентября 1514 года наши предки победили в одном из самых значительных сражений того времени — под Оршей. Это великая победа над гораздо большим московским войском, добытая в оборонительной войне, на своих землях и своей же армией, руководимой своим, православным гетманом.

http://nn.by/?c=ar&i=134435&lang=ru
goward
Модератор
 
Сообщения: 3336
Зарегистрирован: Вс июл 08, 2007 2:27 pm
Откуда: Менск

Re: 8 верасня-Дзень беларускай вайсковай славы

Сообщение goward » Вт сен 02, 2014 6:39 pm

Украина с размахом отметит 500-летие победы под Оршей.

Участие в праздновании примут и белорусы.

Делегация Партии БНФ во главе с заместителем председателя Игорем Ляльковым по приглашению украинских партнеров примет участие в торжественных мероприятиях, которые пройдут в соседней стране. Об этом сайту charter97.org сообщили в пресс-службе партии.

Кульминацией торжеств будут мероприятия 6—8 сентября в пяти городах Украины, в которых жил род Острожских, — Ровно, Остроге, Дубне, Староконстантинове и Новограде-Волынском.

«Программа празднования очень насыщенная: официальные мероприятия с участием государственных лиц, культурные и исторические представления, концерты, установление памятных знаков, дискуссии политиков и историков, — отметил Ляльков. — Победа под Оршей надолго остановила продвижение московской агрессии на территории наших стран. Но и сейчас, через 500 лет, старый враг снова поднимает голову. Значение празднования славной победы в нынешней Украине возрастает в свете той агрессии, которую осуществляет Москва теперь на Донбассе и в Луганске».

По словам Лялькова, вызывает сожаление, что власти современной Беларуси «не берут с соседей пример достойного празднования важной исторической даты». «Партия БНФ считает позорным запрет Оршанским райисполкомом праздничных мероприятий и концерта по случаю юбилея», — сказал Ляльков.

Напомним, власти запретили празднование 500-летия победы под Оршей. В настоящее время оргкомитет рассматривает другие возможности отметить годовщину победы войск ВКЛ.
goward
Модератор
 
Сообщения: 3336
Зарегистрирован: Вс июл 08, 2007 2:27 pm
Откуда: Менск

Re: 8 верасня-Дзень беларускай вайсковай славы

Сообщение goward » Пн сен 08, 2014 3:48 pm

Сайт «Западная Русь» не остался в стороне и в «юбилейные дни». К 500-летию Оршанской битвы мы совместно с теле-студией «Собор ТВ» (режиссер-постановщик Константин Павлов) подготовили видео-беседу на тему Оршанской битвы с участием членов проекта «Западная Русь» профессором Минской духовной Академии Валентиной Анатольевной Тепловой и доцентом кафедры гуманитарных дисциплин БГУИР Александром Дмитриевичем Гронским.

Конечно, если сравнивать наши спокойные аргументы со свядомым гамом, то они кажутся негромкими. Но, не шуметь и не топать ногами - вовсе не значит, что ты не будешь услышанным если говоришь правду, опираясь на факты. Эта сила и доходчивость спокойной правды уже неоднократно подтверждалось.

Видео:

http://zapadrus.su/zaprus/istbl/1085-k- ... rshej.html
goward
Модератор
 
Сообщения: 3336
Зарегистрирован: Вс июл 08, 2007 2:27 pm
Откуда: Менск

Re: 8 верасня-Дзень беларускай вайсковай славы

Сообщение psv-777 » Вт сен 09, 2014 12:55 pm

В честь 500 летия битвы.Кое,что от себя.Есть такая карта Московии(тогда уже огромного по территории государства)-Антония Вида,составленная по материалам боярина Ивана Ляцкого.Это где-то 1550 гг.Так вот там только одна битва изображена.И это битва под Оршей.Все остальное видимо еще и через 35 лет было не так существенно и обидно.
Фрагмент:
Изображение
Ничего подобного на остальной "территории"-нет.
Видный воевода, возведенный в 1514 году в чин окольничего, Иван Ляцкий почти ежегодно упоминается в летописях и приказных документах как участник различных воинских походов. В 1517 году он предводительствует отрядом, отправленным на помощь осажденной Опочке, и разбивает войско ВКЛ. Пик карьеры Ляцкого приходится на 1524 — 1527 годы, когда он становится доверенным лицом великого князя в делах весьма деликатных. После развода Василия III с Соломонией Сабуровой ему поручается ответственное дело «сыска родства невест», а в ходе собственно свадьбы Василия и Елены Глинской Ляцкий исполняет почетную службу, «собирая и ведая» детей боярских.


Вестник Москвы в ЕвропеНо в конце 20–х годов звезда Ляцкого при московском дворе начинает закатываться. В 1528 году Василий удаляет его из столицы наместником в Псков. Вскоре он, будучи заподозренным в недоброжелательстве по отношению к новой супруге великого князя, попадает под опалу, от которой его избавляет лишь княжеская милость по случаю рождения наследника в августе 1530 года (будущего Ивана Грозного). Однако недовольство Ляцким, по–видимому, не улеглось, да и сама великая княгиня, вероятно, не питает к нему приязни: весной 1531 года за первой опалой следует новая, вызванная «неудачным преследованием крымцев». Положение Ляцкого становится крайне неустойчивым и опасным, и в августе 1534 года он вместе с князем Семеном Федоровичем Бельским оставляет Серпухов, где они в тот момент исполняют княжескую службу, и отъезжает в ВКЛ, а с ними и «многие дети боярские великого князя дворяне».


В Великом княжестве Иван познакомился с немцем Антонием Видом, задумавшим создание первой достоверной карты Московского княжества. Находясь в Вильно, многоопытный воевода в долгих разговорах с новым знакомым рассказывал о своей стране, затем помогал Виду в редактировании карты. Опираясь на знания Ляцкого и связи в издательских кругах в Европе, Антоний Вид опубликовал карту, впервые познакомив широкие круги европейцев с далекой восточной страной.

Буде надо-закачаю всю карту.
psv-777
 
Сообщения: 8032
Зарегистрирован: Вс мар 22, 2009 1:30 am
Откуда: Менск

Re: 8 верасня-Дзень беларускай вайсковай славы

Сообщение Vadim Deruzhinsky » Вт сен 09, 2014 2:42 pm

Goward приводит слова Алексея Лобина:
Порой с улыбкой наблюдаю на то, как некоторые политические представители Беларуси, Польши, Литвы и Украины говорят о праздновании даты 8 сентября. Мое мнение как историка таково: лично я двумя руками «за» всестороннее изучение как самого сражения, так и войны 1512-1522 гг. Конечно, Орша -1514 занимает особое место в военной истории, как сражение неординарное, сражение необычное, сражение массовое. Поэтому надо обсуждать, дискутировать, и – подчеркну – даже организовывать конференции. Я даже поддерживаю идею установления памятного креста на месте битвы – в память о всех погибших в этом сражении. Однако праздновать победу в проигранной войне, махать флагами, устраивать митинги, вещать о «грандиозном разгроме 80 000 москалей втрое меньшими силами» и т.д. – это значит заниматься профанацией и политиканством.

На конференции в субботу многие докладчики вспоминали господина Лобина очень нехорошими словами. Во-первых, это была не тактическая победа, а стратегическая. Во-вторых, сам Лобин постоянно занимается профанацией и политиканством, издеваясь над нашей историей. Например, он тут на Форуме утверждал, что москали потому истребили половину населения ВКЛ в войне 1654-1667, что якобы они мстили за 1612 (и, надо полагать, за Оршанскую битву).

Приведу две статьи уже наших, беларуских исследователей темы. Они, кстати, весьма близки с содержанием докладов этих авторов – оба выступили с докладами на субботней конференции.

***

КАТАСТРОФА МОСКОВСКОГО ДВОРЯНСТВА ПОД ОРШЕЙ

Михаил ГОЛДЕНКОВ
«Аналитическая газета «Секретные исследования», №6, 2014

В этом году исполняется 500 лет Оршанской битве – крупнейшей в ходе войны Московии и Великого княжества Литовского, Русского и Жемойтского 1512 – 1522 годов. Чем же она так ценна одним и чем так сильно раздражает других? Михаил Голденков посвятил этому событию книгу, которая готовится к печати. Сегодня мы предлагаем с некоторыми сокращениями одну из самых интересных глав этой книги.

СИЛЫ СТОРОН

Все споры и даже обиды вокруг истории Оршанской битвы, да и всей той войны связаны с тем, что спорящие стороны абсолютно неверно трактуют это событие, проводя параллели между ВКЛ и Московией XVI века с современными Беларусью и Россией. Но абсолютно неверно рассматривать эту битву как поражение русских и победу беларусов, ибо литвины XVI века это еще не совсем беларусы, ну а московиты того же времени – абсолютно не русские люди, ни по языку, ни по религии, ни, зачастую, по внешнему виду. Это одна из проблем. Вторая – усиленные старания российских историков придать поражению под Оршей в 1514 году некий несерьезный тон, мол, ерунда, а не поражение, мол, войну мы выиграли. Якобы выигранная война – второй интересный вопрос. Третий – никем не изучается катастрофа московского дворянства.

Российский ученый, кандидат исторических наук Алексей Лобин, описывая численность войска Московии под Оршей в 1514 году, называет весьма низкую цифру в 16.000 или даже в 12.000 человек. Некоторые авторитетные историки с этим соглашаются, но большинство других полагают, что там собралось до 35.000 московского войска. Учитывая тогдашнюю стратегию Московии – это больше похоже на правду. Польский историк Станислав Сарницкий только в полку правой руки войска Василия III насчитал три гуфа общей численностью 12.000 ратников. Общую же численность всех вооружённых сил Московии в XVI веке оценивают от 50.000 до 100.000 или 150.000 человек, которые составляли предел мобилизационных возможностей этой страны того времени.

Принижая число московского войска, его потерь (аж до 2.000), как и принижая значение самой битвы, Лобин, тем не менее, вполне справедливо указал число московских дворян в этом войске – 7.200 с незначительными минусами из-за раненных и больных. На тот год всех способных держать в руках оружие дворян Московии и набиралось не более 9.000. То есть под Оршей собралось 90 процентов всего военного дворянства Московии 1514 года.

НАСЕЛЕНИЕ МОСКОВИИ

Население Московии к 1500 году согласно авторитетному подсчету Я.Е. Водарского и В.М. Кабузана («Территория и население России в XV – XVIII веках») исчислялось в 5.600.000 человек, меньше, чем в таких странах, как Франция, Германия, Польша или Британия. В ту пору Московия являла собой обширный, но абсолютно необжитый край перми и карелов, страну сплошных лесов, полей и рек. Плотность населения в целом по стране не превышала трех человек на квадратный километр, тогда как в Польше, к примеру, она достигала двадцати одного человека.

Если посмотреть на карту Московии времен Василия III и сравнить эту территорию с нынешней, то мы увидим, что и теперь эти земли крайне скудно заселены. Плотность населения согласно российским картам здесь составляет от одного до, в лучшем случае, десяти человек на квадратный километр. Много мест, где плотность населения вообще 0,6 человека на кв. км.

Если бы мы поднялись над тогдашней Московией на самолете, то с трудом разглядели бы в безбрежном зеленом океане леса кучки серых деревянных крыш и церковных куполов – города и большие села страны Московии. На опушках дремучих лесов мы бы с трудом разглядели деревни, возле которых виднелись бы узкие полоски полей.

Иностранные путешественники также особо отмечали густые леса Московии и редко попадавшиеся немногочисленные деревянные города, среди которых крупных вообще очень мало. Это же отмечали вернувшиеся из Московии литвины и поляки: редко встречающиеся деревянной постройки малые города и полное отсутствие замков и каменных крепостей, которых было в изобилии в ВКЛ и Польше. Вот эти вот литвинские живописные замки и большие города и стали той причиной, по которой 8 сентября 1514 года под Оршу слетелись почти все дворяне Московии: все желали за ратную службу получить в награду что-нибудь из этого…

Если в Европе город в 2.000 жителей в XVI веке уже считался маленьким городишкой, то в Московии население основной части городов было ниже отметки в 1.000 жителей. Даже в XVII веке город Симбирск, насчитывавший 2.000 жителей, считался достаточно крупным городом. Что уж говорить про 1514 год, если в 1648 году из 173 городов Московии в 136 городах проживало меньше 1.000 человек.

Особое место занимали в государстве только что захваченные Новгород и Псков – хорошо укрепленные каменные города. Но их население после присоединения к Московии резко сократилось: одних насильно выселили вглубь Московии, а другие сами уехали кто в Швецию, кто в ВКЛ. И лишь Москва насчитывала на 1514 год более двух третей всех городских жителей Московии, благодаря тому, что сюда сбегались многие окрестные селяне, съезжались люди из захваченных городов…

ДВОРЯНСТВО МОСКОВИИ

Дворянство от всех жителей Московии составляло в 1514 году не более традиционных 0,5 процентов, так как такой же процент оно составляло и в 1650 году, и в 1700 году. От 30.000 дворянства Московии мужчины, пригодные для ратной службы, составляли, естественно, никак не больше 10.000, а более вероятная цифра – 8.000/8.500. Из этой цифры под Оршей оказалось до 7.200. Почти все! Причина: предвкушение разгрома малочисленного войска Константина Острожского и дележ богатых литвинских городов, каких не было в самой Московии. Окрыляло московских дворян то, что двумя годами ранее легко получилось захватить Псковскую республику, а на востоке Литвы многие шляхтичи переходили на сторону Московии. И теперь в армии собрались и стар, и млад. Пришли как на ярмарку.

Российское дворянство стало резко увеличиваться лишь в 1720-е годы, когда оно из-за бездарно начатых войн со Швецией и Турцией вновь сократилось на 25 процентов, как и всё население страны. Но то был вообще конец московитского (читай татарского) происхождения дворянства и начало формирования нового российского дворянства уже германского происхождения, ибо по велению царя Петра дворянство восстанавливалось и пополнялось в основном иностранцами из германских стран: немцами, шведами, голландцами, шотландцами, датчанами…

Так в 1723 году в состав русского дворянства было включено все финское рыцарство – это в основном немецкие и шведские графья прибалтийских Ингерманландии, Карелии и Эстляндии. Таким образом, дворянство России к 1737 году от 70.000 человек в 1700 году, потеряв за первые 10 лет войн до 25.000 дворян, затем скакнуло к цифре в 150.000 человек – вдове больше, чем 15-20 лет назад. Хотя в процентном соотношении к населению это все равно на тот момент едва превышало 1,5 процента. Но то, повторим, был не естественный прирост, а искусственный, нарочно вводимый Петром I перелом, перестройка всего дворянства. Оно поменялось этнически и ментально, похоже, еще больше отдалившись от чуждого ему народа. Естественный же прирост численности дворянства Московии в процентном соотношении до 1720-х годов никак не увеличивался.

Что же касается начала XVI века, то дворянство Московии составляло всё те же самые 0,5 процента от населения страны и даже чуть меньше, учитывая завоеванные земли Новгорода и Пскова, откуда много дворян бежало в Швецию, Ливонию и ВКЛ. 30.000 дворян, включая стариков, женщин и детей, цифра в самом деле очень малая, если учесть, что в эти же годы в двухмиллионном Великом княжестве Литовском, как отмечают беларуские историки, численность шляхты была не ниже 10 процентов (позже увеличившись до 20 процентов) от населения страны. То есть литвинских шляхтичей в 1514 году проживало в ВКЛ до 200.000 человек. Этому, в частности, способствовали более широкие права и вольности законов ВКЛ в отличие от тех же Польши и Московии.

К примеру, в Польше стать шляхтичем простолюдину («хаму») было практически невозможно. Даже знаменитому в Италии Николаю Копернику, закончившему Краковский университет и обучавшемуся, как и его не менее великий современник Франциск Скорина, в Падуе, в Польше не сделали исключения. Для шляхты Польши Коперник оставался простолюдином, купеческим сыном из Торуни.

И другой пример: тоже купеческий сын торговца кожей из Полоцка Франциск Скорина также обучался в Краковском университете, также стал доктором медицины в Падуе, и в ВКЛ к 1514 году он уже считался шляхтичем. Так в шляхту ВКЛ прибывала новая кровь – можно было выучиться и сделать карьеру и городскому мещанину, и крестьянину. Ну а в Московии все это даже и не снилось – там чернь оставалась чернью. А необходимое европейское образование, увы, не получали даже дворяне.

И вот теперь учтем, что под Оршей армия Москвы потеряла одними только пленными 37 командиров уровня десятников и сотников, а также 1.500 знатных бояр и боярских сынов, плюс 6 больших воевод (плюс еще двух убитых в битве). Это уже более 15 процентов от всей московской военной элиты! Теперь прибавим к этой цифре погибших дворян, которых особенно много пало в рядах поместной боярской конницы, побитой ядрами, расстрелянной пищальниками, порубленной гусарами, да к тому же погибшей в давке и в водах Крапивны. Будем милосердными и допустим, что их пало не более 500 человек. Итого мы получим цифру в 2.000 дворян, а это 25 процентов дворян Московии, способных держать в руках оружие (это если брать цифру 8.000)! И это при том, что, повторимся, мы брали заведомо заниженную цифру потерь. Иначе число погибших и пленных московских дворян перевалило бы за 35 процентов. И есть много аргументов полагать, что потери могли составлять вообще порядка 40 процентов.

НЕ ДЕЛАТЬ ИЗ МУХИ СЛОНА?

Для одной битвы эти потери московитского дворянства в самом деле беспрецедентно огромные, практически катастрофа – каждый четвертый или даже третий мужчина-дворянин либо погиб, либо попал в плен. Другой такой битвы, где армия лишилась бы такого большого числа дворян, история Московского государства не знает. Подобные страшные потери московское дворянство понесло лишь в ходе войн Петра I со Швецией и Турцией в первую четверть XVIII века. Но там четверть дворянства и самого населения страна потеряла за десять-пятнадцать лет, а тут – одна битва!

При анализе катастрофы московской армии под Оршей следует обратить внимание на все еще кочевническую стратегию московитских дворян: собраться вместе большой силой и идти туда, где много богатства, чтобы захватить его и разделить между собой. Причем уверенности в будущей победе московитам придало банальное численное превосходство их войска над литвинским. В Московии еще не понимали новой европейской стратегии: побеждает не число, а мастерство, умение.

Европейцы уже в XVI веке делали упор на огнестрельное оружие, на артиллерию, на комбинирование атак конницы и пехоты, на хитрые засады… Московиты же воевали, как и сто лет до этого. И тем же оружием. Видимо, именно поэтому, исходя из провалов первой четверти XVI века, в Москве в 1540-е годы уже при Иване IV были созданы по европейскому образцу первые стрелецкие полки.

Ну а пока, в 1514 году, треть жаждущих наживы дворян Московии, ожидая раздачи литвинских земель, в эту землю и ушла, погибла либо попала в плен. О больших потерях захватчиков говорят и воспоминания очевидцев той битвы, как убивали и как потом долго гнали московитов, как брали в плен людей сотнями и тысячами. Если из 11 больших воевод двое погибло, а шестеро попало в плен, то чего уж говорить о других, менее авторитетных и значимых дворянах: их погибло и попало в плен примерно в той же пропорции.

Катастрофа. Иного для Москвы того печального для Василия III года слова и не придумаешь. Хочется посочувствовать, но не получается – захватчики и есть захватчики, туда им и дорога. Русские же не жалеют французов, уходящих из Москвы морозной осенью 1812 года.

И вот, изучив всю статистику потерь армии Московии 8 сентября 1514 года, тут-то все становится на свои места: и почему война стала затухать, и почему Великий князь Москвы Василий III не смог продолжать наступление, и почему так радовался и гордился король Жигимонт, и почему такое значение придали битве в Европе… Всё в самом деле подтверждается цифрами. Правда, учитывая такие грандиозные потери дворянства, можно сказать, что Московия еще более-менее с честью вышла из этого катастрофического положения, не уступив-таки ВКЛ отобранный Смоленск.

После Оршанской битвы князь Константин Острожский принес большое денежное пожертвование в храм Свято-Духовского монастыря православной церкви в благодарность Богу за подаренную ему победу над «неприятелем и супостатом Православной церкви Великим князем Московским». Вот факт! Для православного русского князя Острожского московиты не были православными, но врагами православия.

Битву под Оршей описали все летописи того времени, в том числе московские и новгородские, а также иностранные хроники, что доказывает неординарность этой битвы, её крупный по масштабам Европы размах. Битва под Оршей изучалась в военных учебных заведениях дореволюционной России. Как пример боевого мастерства беларуских рыцарей, пример военного таланта Острожского и удачной операции она приведена в Российской военной энциклопедии за 1914 год, видимо, не зря.

Также царские специалисты анализировали и причины катастрофы армии Челяднина. Выводы были таковыми, что количественное превосходство не означает силы, а скопление в одном месте битвы слишком большого числа дворян (да еще и с шапкозакидательским настроением) – большая ошибка. Только вот эти выводы, увы, так и не стали уроком для российской армии и в войне с Японией в 1905 году, и в войне с Германией в 1914 году.

В советские годы, когда из войн прошлого делали некую священную корову и некий культ всей истории страны, про военные неудачи предпочитали вообще не рассказывать. Ну а современные российские историки стараются всю историю битвы под Оршей исказить, преуменьшить, словно за последние сто лет вдруг что-то узнали принципиально новое о ней.

Битва 8 сентября 1514 года под беларуским городом Оршей имела большие дипломатические последствия. Германский император Максимилиан I после поражения московского войска разорвал союз с Василием III. До сей поры этот союз был первым сговором германцев и московской власти о разделе Польши и Великого княжества Литовского, Русского и Жемойтского, согласно которому Германской империи доставалась Польша, а Московскому государству земли ВКЛ, и в связи с этим определение Московского государства как «Русского». Все это сорвалось, потому и весьма сложно описывать общий итог всей войны как «выигранной» Василием III.

Бесславное же поражение Московии отодвинуло сроки исполнения планов германо-московского союза на долгие годы, но, к сожалению, не навсегда. Оршанская битва практически закрепила восточную границу ВКЛ (Беларуси), которая с небольшими изменениями – Смоленск удалось все-таки вернуть, потом опять потерять – существовала до конца XVIII столетия.

И пусть Жигимонт явно завысил силы московитов с реальных до 80.000, потери врага он указал куда как более точно (на самом деле погибло, похоже, до 12.000 человек московского войска), чем указывает современный историк Лобин и как наперебой говорят антибеларуски настроенные историки. Таковые пишут:

«В принципе, гибель левофлангового кавалерийского отряда русского (они ошибочно называют московитскую армию русской. - Прим. М.Г.) войска сомнений не вызывает. Однако ясно, что большая часть русского войска, преимущественно конного, после удара польских летучих гусар, скорее всего, просто рассеялась, понеся определённые потери»… Рассеялась… Ханс Крелл хорошо отобразил это рассеивание на картине, где видно, как ратники Челяднина гибнут под копытами своих же бегущих коней и тонут в реке. В такой давке, при таком количестве народа потери всегда огромны.

Скептики продолжают: «Говорить об уничтожении большей части русского 12 тыс. или 35 тыс. войска не приходится. И тем более нельзя говорить о разгроме 80 тыс. русской армии (большей части русских вооружённых сил того времени). Иначе войну выиграла бы Литва».

МНИМАЯ ПОБЕДА

Действительно, а кто выиграл войну? Википедия пишет – Россия, хотя это звучит так же смешно, как и то, что победы полководца Карфагена Ганнибала над римлянами одерживал современный Тунис над Италией. Или то, что Александр Македонский был югослав и, следовательно, Югославия победила Иран. В 1514 году до создания России еще почти пару сотен лет, и выиграть Россия тогда еще ничего не могла по случаю своего отсутствия на политической карте мира.

Хорошо, не будем придираться – конечно же, Википедия хочет сказать, что выиграла Московия, предшественница России. Но так ли это? Московия ли в самом деле победила? Лобин говорит: мол, да. Он считает Оршу лишь победной битвой ВКЛ в проигрышной ей войне. В принципе тогда в укор абсолютно всем историкам России нужно поставить и ура-патриотическую истерию по поводу победы на Чудском озере Александра Невского – набеги крестоносцев после этой битвы не прекратились, их экспансия продолжалась, о чем и свидетельствует куда как более грандиозная Грюнвальдская битва с ними. Лобин говорит, что, мол, нечего тут беларусам знаменами махать по поводу победы над Оршей… Но и не плакать же, что разбили захватчиков, которые через 380 лет вдруг станут (и весьма навязчиво) «братьями-славянами»! Разве Острожский был Нострадамусом?

А почему же тогда сами россияне машут знаменами по поводу весьма странной победы на Куликовом поле, «победы», которая удивительным образом повлекла сожжение Москвы и не принесла никакой свободы от ордынского ига? В чем тогда «победа» русской армии на Бородинском поле, если погибло больше людей, чем у французов, была оставлена Москва и тоже сгорела? Что же тогда такого уж славного и героического в переходе Суворова через Альпы, если ту кампанию против Наполеона Россия с треском проиграла, Суворов загубил в горах четвертую часть всей армии, а сам умер тут же по возвращению?.. И, вообще, что тогда называть победой?

Российские историки пишут:

«Битва окончилась тактической победой польско-литовского войска и отступлением московских сил, но стратегическое значение битвы было незначительным. Литовцы смогли отбить несколько малых пограничных крепостей, но Смоленск остался за Московским государством».

Если следовать этой же логике российских историков, то написать во всех учебниках и в Википедии про Куликовскую битву нужно так:

«Битва окончилась тактической победой московского войска и отступлением сил Мамая, но стратегическое значение битвы было незначительным, если вообще никаким. Золотая Орда полностью сохранила власть над Москвой еще как минимум на сто лет, а через два года после битвы, в 1382 году, Тохтамыш захватил и спалил Москву»… И это, в принципе, сущая правда. И где же победа на Куликовом поле? Ну, а «литовцы отбили несколько крепостей»… Разве это плохо? По меньшей мере, намного лучше, чем итоги Куликова поля.

Те, кому Оршанская битва по разным причинам не нравится, пишут, что беларусы делают «много шума из-за ничего», мол, войну все равно литвины не выиграли. Так ли это? И теперь давайте возьмем эту пренебрежительную фразу «литовцы смогли отбить несколько малых пограничных крепостей»… Означает же она то, что в результате поражения под Оршей все три города, которые перешли под власть Василия III после падения Смоленска – Мстиславль, Кричев и Дубровна (важные и крупные беларуские города того времени, а вовсе не малые крепости!) – вернулись, а литвины наконец-то остановили дальнейшее продвижение на запад армии Московии по земле ВКЛ. Планы Василия III по захвату Полоцка, Витебска и Киева полностью провалились… «Три небольшие крепости»?
Аватара пользователя
Vadim Deruzhinsky
Модератор
 
Сообщения: 9283
Зарегистрирован: Вс дек 24, 2006 8:15 pm
Откуда: Минск

Re: 8 верасня-Дзень беларускай вайсковай славы

Сообщение Vadim Deruzhinsky » Вт сен 09, 2014 2:43 pm

А вот статья Анатоля Тараса:

БИТВА ПОД ОРШЕЙ

Анатоль ТАРАС,
редактор исторического альманаха «Деды»
Специально для «Аналитической газеты «Секретные исследования», №16, 2014

Война 1512-1522 гг. (в том числе ее главные события – захват Смоленска и битва под Оршей) интересует нас потому, что она исследована совершенно недостаточно. Да, об этой войне и сражении под Оршей писали многие историки. Однако в сочинениях авторов имеется только описание событий, анализ отсутствует. Более того, в качестве достоверных сведений историки приводят один и тот же пропагандистский штамп, впервые использованный королем Сигизмундом I в письмах, посланных им в сентябре 1514 года своему брату Владиславу (королю Венгрии в 1490-1516 гг.), магистрам Тевтонского и Ливонского орденов, а также Папе Римскому Льву Х (1513-1521 гг.). Сигизмунд сообщал адресатам, что соединенное войско Короны Польской и Великого Княжества Литовского (около 26 тысяч воинов) разгромило втрое большее войско Москвы (80 тысяч ратников!). Москва якобы потеряла убитыми не то 16, не то 30 тысяч человек, а пленными одних только дворян 2 тысячи, не считая простолюдинов.

В ХХ веке Оршанскую битву в том или ином контексте рассматривали в своих работах практически все польские историки. К сожалению, они мало продвинулись по сравнению с историографией предыдущего столетия: эмоциональные оценки и пропагандистские штампы по-прежнему преобладают над анализом политических предпосылок и последствий войны 1512-1522 гг., над изучением чисто военных аспектов ее сражений и боев.

Если же мы обратимся к советской историографии, как российской, так и беларуской, то увидим, что тема Оршанской битвы находилась под негласным запретом. Это вполне понятно, она была (остается по сей день!) «неудобной» как для Москвы, так и для Минска. Единственное исключение – семь страниц (с. 295-302) во втором томе «Истории военного искусства» полковника Евгения Разина (1898-1964), изданном в начале 1957 года, на волне хрущевской «оттепели».

После распада СССР дело мало продвинулось. Современные беларуские авторы продолжают повторять преувеличения и выдумки авторов XV-XVI веков. А в России тема мало кого интересует. Мне известны книги и статьи только двух профессиональных историков – Михаила Крома и Алексея Лобина.

ПЛАНЫ СТОРОН

Я не намерен обсуждать здесь саму концепцию «собирания русских земель вокруг Москвы». Это отдельная тема. Напомню только, что реализовать ее на практике первым начал великий князь московский Иван III (правил в 1462-1505 гг.), а продолжил его сын Василий III (правил в 1505-1533 гг.). Жертвами московских хищников стали Новгородская феодальная республика (в 1471 г.), Великое княжество Тверское (в 1485 г.), Вятская феодальная республика (в 1489 г.), Псковская феодальная республика (в 1510 г.), Рязанское княжество (в 1517 г.)

Кроме того, в результате четырех войн, развязанных за 30 лет (в 1492-1494, 1500-1503, 1507-1508, 1512-1522 г.), Московия захватила огромную территорию ВКЛ восточнее Днепра – так называемые Северские и Верховские земли и всю Смоленскую землю. Площадь захвата составила 25% территории Великого Княжества Литовского, Русского и Жамойтского!

Но планы московских правителей были гораздо шире. Иван III прямо писал королю и великому князю Казимиру IV Ягайловичу: «твоя вотчина – Литва, моя – Русь». А границей между ними называл реку Березину с городом Борисов. Его сын Василий добавил еще один рубеж – Западную Двину с городами Витебск и Полоцк. Не уступал он отцу и в смысле идейного обоснования захватов. Так, в марте 1507 года Василий III заявил литовским послам, прибывшим от Сигизмунда I, только что севшего на престол: «Мы городов, волостей, земель и вод Сигизмундовых, его отчин никаких за собою не держим (…), а то прародителей наших и вся Русская земля наша отчина».

ХОД ВОЙНЫ ДО ОРШАНСКОЙ БИТВЫ

Своей первой целью Василий III сделал захват Смоленского воеводства. Правда, Смоленск оказался «твердым орешком». Не получая практически никакой помощи от Сигизмунда Казимировича и его чиновников, смоленский гарнизон, горожане и укрывшиеся в крепости жители повета успешно выдержали две осады московского войска: в декабре 1512 – марте 1513 и в августе – октябре 1513 годов.

Неудачи не побудили завоевателя отказаться от продолжения агрессии. Наоборот, они разъярили молодого (33 года) и честолюбивого московского деспота. Кроме того он понял, что нуждается в союзниках. И вот в феврале 1514 года был подписан договор между Великим Княжеством Московским и Священной Римской империей. По условиям договора Москва получила финансовую помощь для захвата не только Смоленска, но еще и Витебска, Полоцка, Киева!

Более того, стороны согласовали условия раздела всего ВКЛ. Принцип был таков: восточнее линии Западная Двина – Березина все земли, в случае успеха, отойдут к Москве, а западнее – станут владениями Ливонского и Тевтонского орденов.

Собрав войско, Василий III в апреле 1514 года выступил к Дорогобужу, и оттуда – к Смоленску. С 16 мая началась третья осада города, имевшего в то время деревянные, а не каменные стены и башни. Одновременно отряды московской конницы совершали отвлекающие рейды к Полоцку, Друцку, Мстиславлю, Орше и Борисову. С 27 июля московские войска повели непрерывный обстрел Смоленска более чем из 100 артиллерийских орудий. Между тем, помощь из Вильни все не появлялась. Посполитое рушение неторопливо собиралось под Минском. Осажденные не выдержали массированного обстрела и 31 июля капитулировали. Это был очень большой успех захватчиков. Василий III выполнил свою задачу-минимум.

Вскоре после падения Смоленска московские войска захватили Мстиславль, Дубровну и Кричев. В системе обороны восточных границ ВКЛ образовалась огромная дыра. Московские воеводы послали свои конные отряды в рейды по разным направлениям – убивать, грабить и жечь. Соединенное литвинско-польское войско только в конце августа вышло в поход навстречу захватчикам. Король приказал как можно скорее войти в Борисов, пока его не захватил враг. В Борисове Сигизмунд остался с частью войска (4 тысячи шляхты, поровну – польской и литвинской). Остальное войско двинулось по дороге на Оршу – Мстиславль. Командовал им наивысший гетман ВКЛ князь Константин Острожский. У него в подчинении были князь Юрий Радзивилл (по прозвищу Литовский Геркулес), а также польские воеводы – надворный гетман Войцех Самполиньский и командир тяжелой конницы Януш Сверчовский (староста Трембовельский).

План короля Сигизмунда, его советников и полководцев состоял в том, чтобы разгромить армию вторжения в одном или нескольких полевых сражениях, после чего всеми имеющимися силами атаковать Смоленск и вернуть этот стратегически важный город вместе с окрестностями. Забегая вперед скажу, что удалось выполнить только первую часть плана.

27 августа союзники переправились через Березину. При этом авангард разбил передовой отряд московитов из полка воеводы Булгакова-Голицы. 28 августа при переправе через реку Бобр была разбита еще одна застава московитов. 1 сентября войско дошло до реки Друть. Здесь хоругвь Ивана Сапеги разбила уже третью по порядку полевую заставу противника.

СИЛЫ СТОРОН

Узнав о приближении противника, московский главнокомандующий боярин Иван Челяднин отошел от Друцка, где он в это время находился, переправился на левый берег Днепра и расположил войска в полевом лагере на поле за рекой Крапивной, примерно в 12 верстах от Орши. Отсюда он послал гонцов к командирам рейдовых отрядов с приказом всем собраться в этом месте. Он решил дать здесь генеральное сражение, разгромить войско гетмана Константина Острожского, а затем без помех идти на Вильню.

В этой связи возникает вопрос о соотношении сил. Известно, что московское войско было больше, чем войско союзников. Но на какую величину? Точного ответа нет, так как историки с обеих сторон имеют в своем распоряжении только отрывочные документальные свидетельства.

Границы оценок следующие. Московское войско – максимум 80 тысяч (согласно письмам Сигизмунда в 1514 г.), минимум 11 тысяч (подсчеты российского историка Лобина, 2011 г.). По моему мнению, 8 сентября 1514 года на Крапивенском поле под Оршей общая численность московского войска (дворяне, дети боярские, городские люди, шляхта из захваченных восточных поветов ВКЛ, боевые холопы, татары, кошевые слуги, обозные) составила около 31 тысячи человек (плюс/минус тысяча), в том числе не менее 7 тысяч дворян. Все они были конными воинами, но главную ударную силу представляли дворяне и дети боярские.

Объединенные силы литвинов и поляков разные авторы в разное время оценивали в 35 тысяч (З. Жигульский), в 26 тысяч (М. Стрыйковский), в 18 тысяч (С. Сарницкий, А. Лобин). На мой взгляд, ближе всего к реальности последняя цифра. Но из нее надо вычесть 4 тысячи воинов, оставшихся охранять короля в Борисове. Таким образом, на поле битвы своей численностью московиты превосходили силы противника в 2,2 раза: 30 тысяч против 14 тысяч.

При этом московская армия представляла собой исключительно конную массу, а войско гетмана Острожского было сбалансированным. В него вошли: тяжелая польская конница Сверчовского, легкая литвинская конница Радзивилла, наемная пехота с рушницами (аркебузами), пиками и большими щитами (павезами), наконец – артиллерия (от 15 до 20 полевых пушек – фельдшлангов).

Войско Острожского вышло на Днепр в районе между Оршей и Дубровной днем 7 сентября. Противоположный берег реки являлся более высоким. Переправляться днем было опасно, так как московиты смогли бы расстреливать людей и лошадей в воде, когда они являлись удобной мишенью. Поэтому гетман послал несколько конных хоругвей на 4-5 км ниже по течению Днепра. Он приказал им перейти там реку через брод и закрепиться на ближайшем холме. Основные силы переправлялись с наступлением темноты. Пехота и артиллерия перешли реку по двум плавучим мостам, наведенным с помощью пустых бочек (они служили поплавками) и досок. Конница преодолела реку по бродам или вплавь.

Московский командующий Челяднин своевременно узнал о переправе. Но он не согласился с мнением подчиненных ему воевод, советовавших напасть на противника во время переправы. Боярин полагал, что вследствие большого перевеса в людях его войско сможет легко разгромить войско литвинов и поляков. В противном же случае удастся истребить только часть войск Острожского, а оставшаяся часть создаст много проблем.

Челяднин был сторонником одного решающего удара. Определенный смысл в его плане имелся. Ведь именно таким способом московский воевода Даниил Щеня в июле 1500 года разгромил Константина Острожского в битве на реке Ведроше. Но Челяднин не принял во внимание (и не мог этого сделать) двух обстоятельств: во-первых, лично ему как полководцу было очень далеко до Щени. Во-вторых, гетман Острожский извлек уроки из тогдашнего поражения.

БИТВА

К 9 часам утра обе рати уже выстроились в боевые порядки. С подачи польских историков XIX века в литературе закрепилась локализация места сражения между Днепром и левым берегом его притока, небольшой реки Крапивны, между современными деревнями Руклино, Шугайлово, Пашино, Поповка, Крапивна. Однако Юрий Коптик, краевед из Орши, на основании своих 20-летних изысканий на местности убедительно доказал иной вариант локализации поля битвы. Это не левый, а правый берег Крапивны, в районе современных деревень Гатьковщина и Заложина. В отличие от традиционно указываемого места на левом берегу, здесь большое ровное поле без оврагов и лощин. Как известно, в стародавние времена плоский рельеф местности являлся решающим фактором при выборе места для генерального сражения. Особенно это справедливо для конницы, которой физически очень трудно сражаться на пересеченной местности.

Это поле находится в 12-14 км от Орши. Отсюда гораздо ближе до Дубровны (3-4 км), чем до Орши. Поэтому правильнее было бы называть битву Дубровенской, а не Оршанской. Кстати говоря, российский историк князь Николай Сергеевич Голицын на карте в 15-м томе своей «Всеобщей военной истории» (1878 г.) показал место сражения именно здесь. Отметим в данной связи тот факт, что он был прямым потомком по мужской линии князя Михаила Булгакова-Голицы.

Острожский поставил свои войска следующим образом. На левом фланге – польские гусары (гуфы Войцеха Самполиньского и Яна Тарновского), около 3-х тысяч всадников; в центре – тяжелая польская конница Яна Сверчовского, наемная пехота Спергальдта и несколько пушек (6 или 7), всего до 7 тысяч воинов; на правом фланге – литвинские гусары Юрия Радзивилла – до 4-х тысяч легкой кавалерии. В роще между центром и правым флангом гетман устроил огневую засаду: от 7 до 10 пушек и рота пехотинцев (200 человек), вооруженных рушницами (аркебузами). Все войска союзников стояли в два эшелона.

Челяднин построил своих ратников в традиционной московской манере. На своем левом фланге (напротив гусар Радзивилла) он поставил Полк левой руки (воевода Андрей Оболенский), в центре – Передовой полк (воевода Иван Тёмка-Ростовский), на правом фланге (напротив гусар Самполиньского и Тарновского) – Полк правой руки (воевода Михаил Булгаков-Голица). Они заняли по фонту примерно 3 км, почти упираясь своим правым флангом в Днепр. Во втором эшелоне за Передовым полком стоял Большой полк во главе с самим Челядниным. И, наконец, в третьем эшелоне находился резерв – Сторожевой (или Засадный) полк (воевода Константин Засекин). Все эти подразделения заняли до 4-х км в глубину. Еще дальше расположился полевой лагерь московитов: множество телег с грузами, шатры, запасные лошади, кострища с котлами для приготовления пищи, штабеля дров. В лагере остались кошевые холопы, посошные люди, а также слуги дворян и детей боярских. Все они были вооружены.

Если вычесть из общего состава московского войска Сторожевой полк (который в сражении почти не участвовал) и весь «обслуживающий персонал», то окажется, что его «ударная часть» составляла примерно 22 тысячи воинов. Все равно на 8 тысяч больше, чем было у союзников. Вероятно, Большой полк насчитывал 7-8 тысяч конных воинов, полки Правой и Левой руки – от 5 до 6 тысяч ратников в каждом. В Засадном полку было не более 3-х тысяч человек.

Сегодня мы видим, что если бы московский главнокомандующий атаковал сразу всеми тремя полками первого эшелона, затем ввел в бой свой Большой полк на том участке, где первый эшелон добился наибольшего успеха, а Засадный полк в это же время направил бы в обход для удара по правому флангу союзников (по легкой кавалерии Радзивилла), то он вполне мог победить. Однако Челяднин не имел такого опыта военных действий, как Даниил Щеня или Константин Острожский. Логика его рассуждений была иной. Он был уверен в том, что оба его крыла (полки Булгакова-Голицы и Оболенского) ввиду своего численного превосходства оттеснят фланги Острожского к Днепру. Вот тогда он бросит в атаку главные силы (Передовой и Большой полки), сомнет центр союзников и превратит их отступление в избиение. Этот примитивный план мог сработать, но только не против князя Константина Острожского, жаждавшего реванша за поражение на реке Ведроше в 1500 году.

Сражение началось с того, что в полдень (после двух или трех часов так называемого «гарцевания» – поединков отдельных всадников и мелких групп) князь Булгаков-Голица послал свой полк Правой руки в наступление. Его конники атаковали, имея Днепр от себя по правую руку. Сближаясь с поляками, они выпустили тучу стрел, потом ударили копьями и вступили в сабельный бой. Под натиском большой конной массы левый фланг союзников стал понемногу отступать назад. Это создало угрозу центру, так как московиты могли зайти ему во фланг и в спину. Острожский приказал Сверчовскому исправить положение. Тот послал одну или две хоругви своих закованных в броню рыцарей. С их помощью гусары Самполиньского и Тарновского отбили натиск противника и сами перешли в яростную контратаку. В результате полк Правой руки откатился намного дальше своей исходной позиции – за уровень второго эшелона (т.е. дальше последних шеренг Большого полка).

Увидев, что атака Полка правой руки не удалась и что Булгакову-Голице теперь надо собрать и заново построить в боевые порядки своих изрядно потрепанных воинов, Челяднин приказал идти в наступление Передовому полку и полку Левой руки. Но Передовой полк не смог прорвать боевое построение пехоты, стоявшей плотной коробкой. Прикрыв себя стеной из больших щитов, пик и алебард, наемники хладнокровно расстреливали московских всадников из рушниц. Ружейный огонь поддерживали пушки: первым же залпом орудий был убит командир полка князь Тёмка-Ростовский.

А вот на левом фланге московитов, как им показалось вначале, дело пошло хорошо. Гусары Радзивилла устремились навстречу в контратаку, но после нескольких минут сабельного боя повернули назад и бросились наутек. Челяднин увидел это и послал несколько хоругвей из своего Большого полка для развития успеха Оболенского. Но вдруг случилось неожиданное. Из рощи на московскую конницу обрушился сбоку град металла. Это открыли огонь спрятанные в роще стрелки с рушницами и пушки. Двумя – тремя залпами в правый фланг атакующей лавы противника они буквально скосили тыльную часть его боевого построения. Возникло замешательство, наступление прекратилось. Вслед за этим замешательство превратилось в панику, а паника – в бегство.

Гусары Радзивилла немедленно «сели на плечи» бегущему врагу. Увидев это, Острожский снова приказал Сверчовскому ввести в бой часть своих латников, но уже на правом фланге – для развития успеха. Мощным ударом литвинской и польской конницы полк Левой руки был смят и большей частью изрублен. Воевода князь Оболенский погиб. Бегущие остатки его полка налетели на подходившие к этому месту хоругви Большого полка, нарушили их построение, вызвали замешательство. Только теперь Челяднин решил использовать Засадный полк. Он приказал воеводе Засекину обойти правый фланг войск Острожского и атаковать их с тыла. Из этого ничего не получилось. Сдвинувшись правее, гусары Радзивилла и латники Сверчовского клином врезались в правый бок мчавшихся вперед конников Засекина. Вскоре и те обратились в бегство.

После этого князь Острожский приказал своим войскам перейти в наступление по всему фронту. Литвины, поляки и наемники прижали часть московитов к Днепру, часть к Крапивне, часть сбросили в безымянный ручей. Немало московских воинов утонуло. Какая-то часть московитов бежала по дороге в Дубровну, до которой было около 3-4 км. Кто-то пытался укрыться в окрестных лесах. Но союзники везде настигали их, безжалостно рубили и кололи. Только ночь положила конец избиению.

Подсчета павших никто не вел. Однако свидетельства очевидцев позволяют предположить, что московское войско потеряло убитыми на поле боя и во время бегства, умершими от ран, утонувшими в реках и болотах примерно треть своего общего состава. Это значит, от 10 до 11 тысяч человек. Кроме того, свыше 5 тысяч московитов попали в плен: 16 воевод (в том числе сам Челяднин, Булгаков-Голица, Засекин), полторы тысячи дворян и детей боярских, около 4-х тысяч «боевых холопов» и других людей «из простых».

В пользу такого вывода свидетельствует очевидный факт: до конца боевых действий (т.е. до марта 1520 года) крупных сражений больше нигде не было – у Москвы не хватало ратников для нового генерального сражения.

Князь Константин Острожский победил не числом, а уменьем. Он хорошо продумал расстановку подразделений своего войска и, кроме того, устроил огневую засаду. По тем временам это было настоящее изобретение. Достаточно сказать, что во многих книгах по истории военного искусства Оршанская битва приводится как один из первых случаев применения полевой артиллерии. Например, во «Всемирной истории войн» (том 2, СПб, 1997, с. 311) сказано: «Бой под Оршей – один из первых, в котором успешно действовала артиллерия и пехота с ручным огнестрельным оружием в полевой обстановке». Важную роль сыграло также искусное управление Острожским воинскими частями на поле боя (в частности, маневры войсками между флангами) и организация взаимодействия родов войск – конницы, пехоты и артиллерии.

ВОЙНА ПОСЛЕ ОРШАНСКОЙ БИТВЫ

Благодаря Оршанской победе удалось без боя вернуть Дубровну, Кричев и Мстиславль. Затем К. Острожский двинулся к Смоленску.

Надо отметить, что его поход на Смоленск – самое загадочное событие во всей войне. Дело в том, что гетман привел сюда только 6 тысяч человек. Но город имел мощные укрепления, штурмовать которые без предварительного разрушения артиллерийским огнем не имело никакого смысла (напомню, что московиты взяли его только с третьей попытки, после четырех суток обстрела из более чем 100 осадных орудий!). Вероятно, гетман надеялся на то, что ему откроют ворота заговорщики из числа местной шляхты и горожан. Возглавлял их православный епископ Варсонофий. Но кто-то выдал заговор царскому наместнику князю Василию Шуйскому. Он без колебаний принял энергичные меры: приказал арестовать всех заговорщиков (за исключением епископа) и повесить на крепостных стенах. Когда князь Острожский подошел к Смоленску, он увидел грустную картину: на бревнах, выдвинутых со стен во внешнюю сторону, болтались несколько десятков трупов. Надежда на помощь изнутри города пропала.

Все же Острожский стоял возле Смоленска более месяца и даже попытался однажды ночью взять город внезапным приступом: его воины тихонько подкрались к стенам, приставили лестницы и полезли наверх. Из этого ничего не вышло, московиты не дремали. Потом начались дожди, холода, болезни, падеж лошадей. В первых числах ноября гетман приказал снять осаду и возвращаться в Вильню. Из-за нехватки лошадей пришлось даже бросить часть обоза.

В последующие годы борьба между Москвой и Вильней шла на равных. В 1515 году московские воеводы захватывали и разоряли (сжигали) Рославль, Браслав и Друю. Польские наемники под командованием Сверчовского сильно разорили окрестности Великих Лук и Торопца. Но главным стало иное событие. В июле 1515 года в Вене состоялись прямые переговоры между королем Сигизмундом I с одной стороны, императором Максимилианом I – с другой. Они достигли согласия по всем вопросам. Император отказался от союза с Московией и Тевтонским орденом. А Сигизмунд отказался от своих претензий на Чехию и Моравию. Договор между монархами был скреплен брачным союзом. Дети короля Владислава (родного брата Сигизмунда) – Людовик и Анна – вступили в брак с внуками Максимилиана, Марией и Фердинандом.

Кроме того, следствием Оршанской победы и разрыва договора между Москвой и Веной явилась очередная переориентация Крымского ханства. Крымцы стали ежегодно совершать мощные грабительские походы на земли Москвы. Так, летом 1516 года они напали на земли Рязани и Мещеры, награбили много добра, увели толпы пленников для продажи в рабство. Московские воеводы совершили только один рейд – к Витебску, а литвинские – к Гомелю.

В 1517 году князь Острожский повел войско в поход на Псков, но не дошел, так как застрял возле небольшой крепости Опочка. Крепость взять не удалось, а стычки с конными отрядами московитов, рыскавшими между малыми крепостями Красная, Воронеч, Велиж и Вилье, приносили победы то одной, то другой стороне. В общем, 18 октября Острожский снял осаду Опочки и ушел в Полоцк.

Летом 1518 года московские войска вторглись в Литву сразу с трех сторон: от Великих Лук – к Полоцку, от Белой – к Витебску, от Стародуба – в Поднепровье. Но под Полоцком их разбил воевода Альбрехт Гаштольд. Получили достойный отпор под Слуцком, Минском и Могилёвом рейдовые конные отряды (загоны) князей Андрея и Семена Курбских, Андрея Горбатого. Летом 1519 года нападения московитов происходили по той же схеме, что и в предыдущем году. Главные силы ВКЛ и Польши в это время воевали с татарами и потерпели 2 августа чувствительное поражение от них под Сокалем. Несмотря на это, московитам не удалось захватить ни одного города или замка. Пришлось ограничиться грабежами и поджогами деревень.

В феврале 1520 года произошло последнее нападение Москвы в этой войне. Им стал рейд воеводы Годунова в район Витебска – Полоцка. Войскам Василия III не хватало людей для серьезных действий, не хватало и денег на большую войну. Примерно такое же положение было у Сигизмунда. Гнать шляхту на войну силой (как это делал со своими дворянами московский деспот) он не мог, а денег для привлечения наемников катастрофически не хватало. Патовую ситуацию разрешил внешний фактор. В конце июля 1521 года крымский хан Мухаммед-Гирей и его младший брат Сахиб-Гирей (которому весной удалось захватить трон в Казани) двумя большими группами войск вторглись на земли Москвы в районе Коломны. 29 июля они подошли к Москве и стали лагерем на Воробьевых горах. Отсюда они разослали загоны по соседним уездам – грабить, жечь, захватывать пленников. Бесчинства продолжались две недели. Войск у Василия III не нашлось. Припертый к стене, он подписал унизительный для него договор о мире, по которому признал себя данником Крыма и заплатил большие «поминки» (выкуп)! 12 августа татары пошли назад. Они угнали из Московии до 100 тысяч человек для продажи в рабство (источники говорят даже о 800 тысячах, но это большое преувеличение).

После такой оглушительной оплеухи, с учетом материальных затрат и людских потерь ни о каком продолжении войны с Литвой не могло быть и речи. Состоялись переговоры, и 14 сентября 1522 года в Москве представители сторон подписали перемирие сроком на 5 лет. Оно продлевалось в декабре 1526 и в марте 1532 годов.

ЗНАЧЕНИЕ ПОБЕДЫ

ВКЛ потеряло Смоленск и Смоленскую землю более чем на 100 лет. На основании этого факта российские историки заявляют о несомненной победе Москвы, а саму войну называют «Смоленской». К примеру, вот как характеризует успехи Василия III «Биографический энциклопедический словарь», изданный в Москве в 2001 году научным издательством «Большая Российская энциклопедия» (стр. 115): «Завершил объединение Руси вокруг Москвы – присоединил Псков (1510), Смоленск (1514), Рязань (1521)». Коротко и ясно! Не захватил, а присоединил. И не чужое, а свое!

Однако такой прием является жульничеством. Надо учитывать цель, определенную договором между Московией и Священной Римской империей. Она заключалась в разделе ВКЛ. И вот эта цель достигнута не была. Первый в истории план ликвидации Великого Княжества был сорван, пусть дорогой ценой – была потеряна вся Смоленская земля.
Аватара пользователя
Vadim Deruzhinsky
Модератор
 
Сообщения: 9283
Зарегистрирован: Вс дек 24, 2006 8:15 pm
Откуда: Минск

Re: 8 верасня-Дзень беларускай вайсковай славы

Сообщение Vadim Deruzhinsky » Вт сен 09, 2014 2:52 pm

В своем докладе Анатоль Тарас также отметил, что та война весьма перекликается с нынешней новой войной Московской Орды против Руси-Украины. Устремления финно-татар Московии захватывать чужие земли ничуть не поменялись. Ценность Оршанской битвы в том, что это пример разгрома этих агрессивных устремлений Московской Орды.
Аватара пользователя
Vadim Deruzhinsky
Модератор
 
Сообщения: 9283
Зарегистрирован: Вс дек 24, 2006 8:15 pm
Откуда: Минск

Пред.След.

Вернуться в История

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1