НАШИ ВЕЛИКИЕ СООТЕЧЕСТВЕННИКИ

Модераторы: goward, Vadim Deruzhinsky, Andrey Ladyzhenko

НАШИ ВЕЛИКИЕ СООТЕЧЕСТВЕННИКИ

Сообщение DeadlY » Чт мар 10, 2011 4:17 pm

Мария Магдалена

В 75-ти километрах к юго-западу от Минска в живописной местности расположено небольшое местечко Узда. Сегодня это типичный районный центр с двумя памятниками Ленину, за десятилетия советской власти и годы последующей «независимости» обезображенный до полной безликости, и потому внешне ничем не примечательный. Хотя история этого городка более, чем внушительная. Впервые в архивных документах Великого Княжества Литовского Узда упоминается в 1450 году, но, надо полагать, предки современных белорусов жили здесь еще с незапамятных времен. Известно, что в XV веке Узда принадлежала крупным литовско-белорусским феодалам Корсакам. С XVI века поселение переходит во владение к братьям Кавечинским, один из которых – Матвей, будучи несвижским старостой и приближенным могущественного литовского князя Николая Радзивилла Черного, в свое время стал начальником несвижской кальвинистской типографии, в которой была издана первая в Беларуси книга – «Катехизис» Симеона Будного. С 1690 года Узда (если точнее – поместье Кухтичи в 2-х км от Узды) на несколько столетий вперед становится собственностью и родовым гнездом известного белорусского шляхетского рода Завишей, чье имение к началу XIX века включало в себя не только Узду, но и территорию практически всего нынешнего Узденского района.


И вот 8 июля 1860 года в семье графа Яна Казимира Завиши и фрейлины двора Ее Императорского Величества Марии, в девичестве Хвилицкой (по другим источникам – Кванецкой), родилась дочь – Мария Ева Магдалена-Иосиф Эльжбета Апполония Катажина (всего у них было две дочери). Как и положено детям аристократической фамилий, юная графиня получила блестящее «французское» образование. Еще в одиннадцать лет она совершила длительное путешествие по Италии, а потом жила в Варшаве, окруженная роскошью, лишь изредка летом посещая имение своего отца на Узденщине. При этом в Варшаве она чувствовала себя не совсем уютно – польский высший свет откровенно свысока относился к этому древнему литовскому роду, подвергая сомнению графское происхождение Завишей. Впрочем, в обычной жизни это не имело большого значения, но все же повзрослевшая Магдалена все чаще предпочитала Варшаве поместье в Кухтичах, где люди казались ей проще и добрее, а цветы в оранжерее ее отца были ничуть не хуже итальянских. Однако время шло, Магдалене пришла пора возвращаться в высший свет, и тогда родители стали спешно подыскивать для нее подходящего жениха с соответствующим положением. И скоро нашли. Им оказался сказочно богатый польский граф Людвик Красинский, которому было тогда почти …пятьдесят. В первый раз он женился в 27 лет, но очень быстро овдовел, и с тех пор напрочь забросил свою личную жизнь, полностью посвятив себя, как это принято сейчас говорить, бизнесу. И отлично в этом преуспел – его многочисленные имения процветали, а элитный конный завод считался лучшим в Польше. Тем не менее, перед красотой и незаурядным умом Магдалены Завиши не смог устоять даже он, и 27 апреля 1882 года у них в Варшаве состоялась свадьба, своею роскошью поразившая всю Польшу. А через год Магдалена родила мужу, как оказалось, единственного своего ребенка—дочь Марию Людвику.

Возможно, на этом история Марии Магдалены и закончилась бы, но в 1895 году Людвик Красинский неожиданно умирает. Оставив ей с дочерью по тем временам астрономическое богатство – 50 миллионов рублей (!), а также многочисленную недвижимость, разбросанную по всей Польше. Правда, самой Магдалене достается лишь «небольшая» часть этих денег, основную часть наследства по завещания получает дочь Красинского Мария Людвика. После смерти мужа Магдалена немедленно возвращается в родные белорусские места, но продолжает воспитывать дочь в лучших традициях европейской культуры. Для этого им приходится много путешествовать по Европе, благо дело материальное положение это позволяет. В одну из таких поездок судьба Магдалены Красинской делает резкий поворот – она знакомится с князем Николаем Вацлавом Радзивиллом, который очаровывает ее с первого взгляда. И в этом нет ничего удивительного, вот как описывает Николая Радзивилла один из журналистов того времени: «…Был он чрезвычайно красив: никогда ни ранее ни после не встречал …мужчины с такой доскональной мужской красотой: широкие плечи, узкие бедра, продолговатое лицо с ореховыми глазами, будто из миндаля, и ореховая, слегка волнистая бородка. Добавить ему жабо—и он будто только что сошел с портрета шестнадцатого века». Но не только привлекательной внешностью покоряет сердце Магдалены молодой Радзивилл.

Николай Радзивилл – очень интересная историческая личность. Кроме аристократического происхождения, это был царский офицер – капитан резерва 52 драгунского полка российской армии, он принимал участие в англо-бурской войне, воевал на Балканах, а позже на стороне России в русско-японской войне. При этом, природная «радзивилловская» склонность к авантюризму нисколько не мешала ему иметь собственные твердые убеждения, которые в польской аристократической среде, мягко говоря, не приветствовались. Николай Радзивилл открыто признавал себя белорусом, а не поляком; поддерживал белорусское национальное движение — финансировал школы и библиотеки, издание белорусских книг, университетские стипендии для белорусской молодежи и так далее, отчего в высокомерной Польше считали его «русофилом», «хлопофилом» (от слова «холоп») и вообще человеком довольно странным. К этому списку «пороков» Николая Радзивилла добавилась и его связь с Магдаленой Красинской, которая на тот момент была старше его на …19 лет. Тем не менее, связь эта завершилась законным браком – 30 апреля 1906 года Николай и Магдалена поженились в Лондоне, венчание состоялось в Баварской королевской часовне. Такого мезальянса польский высший свет вынести уже не мог, Магдалену сочли безнравственной, а молодого князя – самодуром и чудаком. Двери варшавских салонов перед четой Радзивиллов с грохотом захлопнулись, впрочем, супруги по этому поводу не сильно огорчились – они просто уехали в родные Кухтичи, чтобы осесть там, как им тогда казалось, навсегда. И ничуть не прогадали, ибо с тех пор жизнь у них потекла ровно и спокойно. На родине Николай серьезно увлекся собиранием белорусского народного фольклора, проявились там и его деловые качества. Он заметно преуспел в торговой и сельскохозяйственной деятельности и даже смог провести ответвление железной дороги в другое свое имение Жерновки, назвав станцию с честь жены – «Завишин».

Со временем имения княжеской четы начинают приносить стабильный и весьма приличный доход, однако годы благополучия и тихого семейного счастья в семье Радзивилов были недолгими. В 1914 году начинается Первая мировая война, и в Российской империи объявляется мобилизация. Участие Николая Радзивилла в этой войне было не то, чтобы обязательным, но он давал присягу царю и потому не мог оставаться невостребованным. Несмотря на уговоры жены, он одним из первых уходит на фронт, храбро воюет в 1-й армии под командованием генерала Ренненкампфа, но уже 30 ноября 1914 года геройски погибает где-то в Восточной Пруссии… Хоронят Николая Радзивилла в Кухтичах, а Магдалена вновь остается одна… С этого момента она полностью посвящает себя делу благотворительности и поддержки нуждающихся. Цитирую по одному из источников: «Лишенная собственного счастья, княгиня всецело отдает себя для других. Проникнутая любовью к родному краю, в своих владениях она основывает белорусские школы, крестьянские магазины, общества трезвости… Со своими гостями и управляющими разговаривает только по-белорусски или по-французски. За два месяца все делопроизводство в канцеляриях ее 18 имений и 8 лесничествах были переведены на белорусский язык. В ее минской квартире по ул. Захарьевской и доме в Кухтичах теперь часто собирается молодая белорусская интеллигенция… Любая идея белорусской культуры и духовности была ей интересна, и ка