БЕЛАРУСЫ-ОККУПАНТЫ В МОСКОВСКОЙ СМУТЕ XVII ВЕКА

Модераторы: goward, Vadim Deruzhinsky, Andrey Ladyzhenko

БЕЛАРУСЫ-ОККУПАНТЫ В МОСКОВСКОЙ СМУТЕ XVII ВЕКА

Сообщение Vadim Deruzhinsky » Вс янв 16, 2011 5:42 pm

Предлагаю форумчанам для обсуждения очерк Максима Петрова (историка, которого я хорошо лично знаю) «ЛИТВИНЫ В МОСКОВСКОЙ СМУТЕ XVII ВЕКА» (опубликован в альманахе «Деды», №4, 2010).
Аватара пользователя
Vadim Deruzhinsky
Модератор
 
Сообщения: 10011
Зарегистрирован: Вс дек 24, 2006 8:15 pm
Откуда: Минск

Сообщение Vadim Deruzhinsky » Вс янв 16, 2011 5:42 pm

Максим Петров, Минск

ЛИТВИНЫ В МОСКОВСКОЙ СМУТЕ XVII ВЕКА


МОСКВУ В 1605 ГОДУ ЗАХВАТИЛИ ЛИТВИНЫ, А НЕ ПОЛЯКИ

Кто в начале XVII века семь лет «гулял» по Московскому царству (нынешней центральной России) и дважды занимал Москву?

— «Поляки!» — издавна утверждают в России.

В 2005 году день 4 ноября российские власти объявили общегосударственным праздником — в память об освобождении Москвы от «польской оккупации». Вот только поляков в Кремле осенью 1612 года не было!

Речь Посполитую — конфедеративный союз Королевства Польского и Великого Княжества Литовского — даже российские историки (а тем более «простые граждане») считают польским государством. Поэтому все жители Речи Посполитой для них — поляки, в том числе литвины, предки беларусов.

Соответственно, в войсках первого и второго Самозванцев они видят только поляков и московитов. Но вот выдержка из двух документов начала XVII века. Первый называется «Отписка с Верхотурья в Туринск о присылке Полских пленников и их распросных речей»:

«Прислали на Верхотурье… Литовских языков дву человек Микитку Павлова, Янушка Петрова».

Название второго документа — «Допросныя речи Полского полоненника в Перми»:

«Сказывали им Литовские люди Микитка с Быхова города, а Янушка с Чернобыля города: как они с Литвы пришли под Москву, тому четвертый год, стояли под Москвою в Тушине и под Троицею в Сапегине полку…».

Посылали польских пленников, а прислали …«литовских языков» с фамилиями совсем не польскими. Оказывается, это литвины, служившие в войске Яна Петра Сапеги. Родом они из Быхова (в современной Беларуси) и Чернобыля (в современной Украине), пришли из Литвы. Но Быхов и Чернобыль города не польские, а Литва (ВКЛ) — не Польша!

Речь Посполитая была государством «обоих народов», то есть польской и литвинской (беларуской) шляхты, а также католического и униатского духовенства. (Крестьяне и мещане «народом» не считались.) Каждого нового короля магнаты и шляхтичи избирали на специальном съезде. Фактически, король являлся пожизненным президентом.

Органом законодательной власти в Речи Посполитой был магнатско-шляхетский сейм. Он принимал законы отдельно для Польши, отдельно для ВКЛ. Оба союзных государства имели собственную администрацию (в том числе суды и таможни), свои вооруженные силы, свои финансовые системы, чеканили свою монету. Только внешняя политика была общей для Короны Польской и ВКЛ.

Согласно всем трем Статутам ВКЛ (1529, 1566, 1588 гг.), польской шляхте запрещалось занимать в ВКЛ государственные должности любого уровня, а также покупать недвижимость, получать ее в наследство или в подарок. В Польском же королевстве такие ограничения отсутствовали. Поэтому литвины (беларусы) нередко занимали государственные посты и имели земельные владения в Польше.

Например, князь Константин Острожский (1524—1608) с 1559 года был воеводой Киевским, помимо обширных владений в Украине имел крупный участок земли в Польше (в районе города Тарнов). Его сын Януш (1554—1620) с 1593 года был каштеляном Кракова.

Как известно, Лжедмитрий II (ок. 1580—1610) объявил себя царем Московским летом 1607 года на территории ВКЛ в городе Пропойске (ныне Славгород Могилевской области). Здесь он готовился к походу на Москву, рассылая письма и призывая ратных людей присоединиться к нему.

Но Пропойск находится далеко от польской границы. Если бы Лжедмитрий II собирал войско из поляков, ему было бы удобнее заниматься этим в Польше. Так нет же, он засел в Пропойске. В письмах, которые самозванец рассылал по городам и местечкам Литвы, он называл себя «счастливо спасенным царем Дмитрием Ивановичем» и подчеркивал, что в 1605 году занял Москву с «литовскими людьми»:

«В первый раз я с литовским людьми Москву взял, хочу и теперь идти к ней с ними же».

Участник Смуты литвин Станислав Борша позже писал в своих записках:

«Дмитрий /Лжедмитрий I/ потерпел поражение под Севском, отчасти вследствие измены казаков, отчасти от того, что поляки после первого сражения почти все ушли от него с Сандомирским воеводою»…

Но если почти все поляки ушли с Юрием Мнишеком (Сандомирским воеводой) уже после первого сражения, задолго до вступления в Москву, то кто ее в 1605 году занял? Выходит — литвины, что и утверждал в своем письме Лжедмитрий II. Нет сведений о том, что потом к Лжедмитрию I опять пришли поляки. Наоборот, документы свидетельствуют, что войско, которое в первый раз заняло Москву, состояло из литвинов. Так, в «Грамоте Дмитрия I к Московским боярам и другим всякого звания людям о правах его на престол Российский» от 4 апреля 1605 года указан этнический состав войска самозванца:

«А ныне мы великий Государь на престол прародителей наших, великих Государей Царей Российских, идем с Божиею помощью вскоре, а с нами многия рати Руския и Литовския и Татарския».

Поляки не упомянуты. Неужели «царь Дмитрий Иванович» забыл о них?

Митрополит Ростовский, Ярославский и Устюжский Филарет (Романов) в своей грамоте от 30 ноября 1605 года писал:

«Рострига Гришка Отрепьев, бесосоставным своим умышлением назвав себя сыном великого Государя нашего Царя Великого Князя Ивана Васильевича всея Руси, Царевичем Дмитрием Ивановичем всея Руси, и злым своим чернокнижьем прельстя многих Литовских людей и казаков»...

Уж митрополит Филарет, убежденный ненавистник «латинства», обязательно отметил бы поляков, если бы они принимали участие в предприятии «Гришки Отрепьева». Но он упомянул только «литовских людей и казаков»!

Анонимный автор одного из сочинений о Смутном времени — «Плачъ о пленении и о конечном разорении Московского государства», тоже писал только о литвинах:

«Воста предтеча богоборнага антихриста, сын тьмы… и безстудне нарек себя царем Дмитрием, присно памятнаго царя Ивана сыном… королю же Полскому, и паном раду, и кардиналом, и арцибискупом, и бискупом велми о том радующимся, яко меч на кровь христианскую воздвижеся, — понеже николи причастия несть тме ко свету, ни велияру ко Христу, — и вдаша сему окаянному в помощь воинства Литовскаго».

Популярный в России тезис о том, что в 1605 году «поляки захватили Москву», вероятно, связан с тем фактом, что при свержении Лжедмитрия I было убито до 500 поляков. Но это были поляки, приехавшие вместе с Юрием Мнишеком и его дочерью Мариной на свадьбу Марины и Дмитрия, через полгода после того, как в Москву торжественно въехал на белом коне, радостно приветствуемый ее жителями, царевич Дмитрий, он же царь Дмитрий Иванович, он же Лжедмитрий I.

Войско Лжедмитрия I, вступившее в Москву в 1605 году, состояло из литвинов (беларусов), «беглых московских людей», казаков и татар. Поляки в нем отсутствовали.

ЭТНИЧЕСКИЙ СОСТАВ ВОЙСКА ЛЖЕДМИТРИЯ II

Вот что писал мстиславскому старосте Петру Пацу (1570—1642), литвину по происхождению, князь Дмитрий Масальский, наместник и воевода Лжедмитрия II в Рославле:

«Чтобы вы прислужились государям нашим прирожденным Дмитрию и Петру /Лжедмитрий II и Лжепетр — Авт./, прислали бы служилых всяких людей на государевых изменников, а там будет добра много; если государь царь и государь царевич будут на прародительском кресле на Москве, то вас всех служилых людей пожалуют своим жалованьем, него у вас на разуме нет».

Аналогичных посланий к полякам историки не обнаружили. Лжедмитрий II поляков к себе не звал.

В начале XX века в России было издано много материалов о «Смутном времени». Это донесения царских воевод, письма из разных городов от местных властей и церковников, протоколы допросов пленных, перебежчиков и т.д. Следует особо подчеркнуть, что авторы всех таких документов — московиты. Так, смоленские воеводы следующим образом сообщали о положении дел под Дорогобужем и Белой в 1608 году:

«4 сентября государь в 22 день писали к нам холопем твоим Воин Дивов Иван Корсаков Григорей Какошкин пришли к Дорогобужу воры и литовские люди…

А в распросе и с пытками нам холопем твоим вязмятин Олексеев человек сказал что литовских людей приходило 200 человек да вязмич детей боярских и дорогобужан и боярских людей 300 человек…

Сентября ж государь в 28 день … прислали к нам дву человек детей боярских вязмич Михайла Озерева да Данила Еремьева а в распросе государь с пытки те дети боярские нам холопем твоим сказали что в Вязьме с рохмистром Чижем да с вязмичи з детми боярскими с Ываном Осорьиным с Ываном с Челюсткиным с меншим Боборыковым литвы и воров и вязмич и запорожских черкес 450 человек а ити де им из Вязьмы к Дорогобужу.

А под Белой государь сентября в 30 день писал к нам… воевода Семен Одадуров пришел де он под Белую, из Белой де государь против его выходили воры и литва».

Как видим, о поляках нет ни слова. Упомянуты только литвины. Ну, а фамилия литвинского ротмистра Чиж совсем не польская.

В «Отписке Устюжан к Вычегодцам о разорении Ростова Литовскими людьми, пленении Митрополита Филарета, о присяге Ярославля, Вологды и Тотьмы Лжедмитрию…» от 27 ноября 1608 года сказано:

«Пришед Литовские люди в Ростов, их плоштвом, потому что жили просто, совету де и обереганья не было, и Литовские люди весь выжгли».

Из донесения о событиях в районе Москвы:

«Вор-де ис-под Москвы посылал под Ерославль против понизовских людей воров и литовских людей… А Крымских-деи татар под Москву ждут вскоре. А что-де пришли воры и литовские люди в Дорогобуж ныне».

О поляках опять ничего. А вот письмо из Вологды в Устюг (1608 год) о допросе пленника:

«Да с пытки-ж, господине, сказал нам литвин Ян Уншинский, а в полках он был у пана Бобовского в роте… А в полках де конской и людской голод великий а просят у вора грошей, а падати нечего, и литва де говорит стояти им до Рождества Христова, а с Рождества им Христова расходится по городам и волостям ротами кормится и грабить».

И здесь поляки не упомянуты, зато отмечено, откуда пришли литвины — современный Бобруйский район Могилевской области, так как имение Бобовье пана Бобовского находилось именно там. Ян Уншинский, видимо, был из деревни Уша (в Березинском районе Минской области). Вероятно, что его фамилия Ушинский, а не Уншинский. Деревня Уша находится недалеко от деревни Бобовье.

Вот сообщение о возвращении Костромы, Ярославля, Ростова и Переяславля от 29 мая 1608 года:

«Кострому и Ярославль и Ростов и Переяславль государевы люди от воров очистили и воров Литовских людей и казаков побили на голову».

Почему же побили только «литовских людей и казаков»? Почему не тронули поляков? Да потому, что их там никогда не было!

Донесение из Ярославля от 1 апреля 1609 года:

«В нынешнем во 7117 году апреля 1 день пришли под Ярославль воры Литовские люди и казаки и Черкасы и Татаровя и государевы изменники русских городов».

Здесь упомянуты, по сути дела, все участники «Смуты»: литвины, казаки (черкасы — тоже казаки), татары и московиты. Поляки не упоминаются.

Сообщение о войске Лжедмитрия II под Вологдой:

«А паном Литовским силы четыре роты больших панов, а в роте по 120 человек да 2000 запорожских казаков да с ними же Ярославских и Галецких детей боярских 1700».

Опять нет поляков!

А это строки из донесения о положении дел под Дорогобужем:

«Ходил-де в Дорогбужской уезд для вестей архиепискупль ж крестьянин Потапка Лаврентьев. И тогда-де Потапка дорогобужские мужики поимали и хотели отвести к литовским людям…

Слышал де дорогобужане у своих крестьян, которые были в полону у литовских людей, что пошло к Москве 3 тысячи литовских людей»…

И здесь поляков нет!

Вот сведения, полученные от пленного:

«Лета 7118 году, ноября в 10 день /1610 г./… на вылазке взяты в языцех литовских людей два человека и те литовские люди распрашиваны, а в распросе сказали. Литвин, которого взял Иванов человек сказался, зовут деи его Оникейком Грицков, Быхова города, роты пана Глотцкого, королевского подчашего. Корол деи стоит за Троецким монастырем, а при короле деи радных панов Гетман Жолтовскои да Лев Сапега и иные паны, а в Духове монастыре пан стоит Глоцкой, а с ним запорожские казаки, а с Глоцким де литовские людеи и запорожские казаки всего 3000 человек, а Глотцкои де пришол из Литвы тому недели две, а с Глотцким пришло 500 человек».

Снова никаких поляков. Зато указана местность, откуда прибыли ротмистр Глотцкий — из деревни Глоты (в Россонском районе Витебской области) и литвин Оникейко Грицков — из города Быхов. Они расположены на территории современной Беларуси.

Во время переговоров Богдана Величанина, посла короля Речи Посполитой Сигизмунда III, с осажденными защитниками Смоленска произошел следующий диалог:

«Богдан Величанин, сойдясь с русскими сказал: «Его королевское величество удивляется вашему упорству и грубости, что вы не встречаете с благодарностью прибытия в эти страны короля, который, как христианский государь, сжалившись, что столь давно проливается столько христианской крови, пришел сюда остановить кровопролитие и, если вы будете достойны божьей милости, взять вас под свою защиту, так как у вас прекратился род государей. Оцените доброе намерение короля, который хочет пожаловать вас, держать в мире ваших жен и детей, сохранить вам вашу веру, обряды, законы и обычаи».

На это они ответили:

«Хвалим государя короля, что желает обходиться с нами по-христиански, но боимся Литвы; мы от нея не обезпечены; хотя бы король и поцеловал крест, Литва не будет держать крестного целования, как и те из Литвы, которые стоят под Москвой и которые хотя оберегают наших, но сами же берут наших жен, детей, дочек и разоряют наши волости».

Почему смоляне говорили только о «тех из Литвы, которые стоят под Москвой»? Почему не вспомнили поляков? Ведь во время этих переговоров под Москвой находилось войско одного только Лжедмитрия II. Гетман Станислав Жолкевский к Москве еще не прибыл. Видимо потому, что не было поляков у Лжедмитрия II.

Таким образом, документы XVII века свидетельствуют, что войска и Лжедмитрия I, и Лжедмитрия II состояли из литвинов (беларусов), московитов, казаков и татар. Ни в одном документе поляки в армиях обоих самозванцев не упоминаются.

* * *

В связи с этим у читателя может возникнуть вопрос. Может быть, тогдашние жители Московского царства просто не различали литвинов и поляков? Или автор специально подобрал такие выдержки, где не говорится о поляках?

Оказывается, в документах поляки упоминаются. Но не на стороне Лжедмитрия II, а в рядах армии царя Василия Шуйского, во время битвы под Болховом 10 мая 1608 года, наряду с немцами:

«Князь Ружинский /гетман Лжедмитрия II/ дал знак вступить в битву прежде всего полку князя Адама Ружинского и полкам Валавского. Против них выступили немцы и поляки».

В московском войске служили наемниками не только поляки и немцы, но также англичане, шотландцы, французы и представители других национальностей.

«Гетману /Жолкевскому/ привели двух англичан, захваченных под Белой. Они говорят, что к Белой идут 3000 англичан, шотландцев, немцев и французов и несколько тысяч русских».

В битве под Клушином в войске воеводы Дмитрия Шуйского состояло:

«5000 французов, англичан, нидерландцев, финляндцев и другого немецкого народа под начальством Понтуса Делагарди и Эдуарда Горна».

Далее поляки упоминаются в связи с армией Речи Посполитой под Смоленском и войском гетмана Станислава Жолкевского, направленным в июне 1610 года королем Сигизмундом III от Смоленска к Москве. Вот что сообщает окружная грамота бояр от 20 июля 1610 года:

«Ныне Полский и Литовский корол стоит под Смоленском, а гетман Желтовский с Полскими и с Литовским людми стоит в Можайску, а иные Литовские люди и русские воры пришли с вором под Москву и стали в Коломенском, а хотят Литовсие люди по ссылке с гетманом с Желтовским государством Московским завладети»…

Но и здесь поляки не имеют отношения к Лжедмитрию II — «пришли с вором под Москву литовские люди и русские воры». Поляки упомянуты в связи с осадой Смоленска и с походом Жолкевского. В «Записи гетмана Жолкевского, данной князю Елецкому и Григорью Валуеву» он сам перечислил тех, кто находился под его командованием после вступления в Москву летом 1610 года:

«Я Гетман в полковников и ротмистров, в Полских и в Литовских, и в Черкас и в гайдуков, и за всех служилых Польских и Литовских людей, и за Немец и иных земель, которые ныне при мне Гетмане»...

С кем же пришел С. Жолкевский к Москве?

«За гетманом вышли: хоругвь гетмана — 250 человек; князя Краковского костеляна — 100 человек; крайчего королевского — 100 человек; князя Порицкого — 130 человек; старосты Хмельницкого — 200 гусар; старосты Сандецкого — 200 человек; старосты Тлумацкого — 100 человек; людей Балабана — 100 человек; старосты Хмельницкого — 100 пехоты, казаков — 100 человек; пехоты — 1000 человек».

Краковским каштеляном был Януш Острожский, старостой Хмельницким — Николай Струсь, старостой Тлумацким — Николай Гербурт. Поляками были укомплектованы отряды Януша Острожского, королевского крайчего, старосты Сандецкого, старосты Тлумацкого Николая Гербурта. Это около 500 человек из 2380 (21 %).

Перед битвой под Клушином к Жолкевскому присоединились полки Александра Зборовского (1540 чел.), Мартына Казановского (800 чел.), Самуила Дуниковского (700 чел.), Пясковского и Ивашина (3000 чел.), Людовика Вайера (200 чел).

Таким образом, под Клушином у Жолкевского было немногим более 8,5 тысяч человек. Из них поляки не составляли уже и шестой части.

Александр Зборовский — это полковник войска Лжедмитрия II, который перешел на сторону короля, значит, он командовал литвинами; полки Пясковского (вассала князей Збаражских), а также Ивашина (3000 чел.) состояли из вольных казаков с Украины; в полку Людовика Вайера (старосты Пуцкого) были немцы. Мартин Казановский считается выходцем из Польши, но жил он в то время в Украине. Поэтому большинство солдат его полка (если не все) составляли жители Украины.

Нет сведений о Самуиле Дуниковском и его людях, но Осип Будило (хорунжий из Мозыря) в своем «Дневнике событий» отметил, что ротмистр Дуниковский пришел под Смоленск вместе с ротмистрами Васичинским и Роговским. Значит, они были земляками либо соседями.

Деревня Рогово, от которой произошла фамилия Роговский, расположена в Минском районе. А в Поставским районе Беларуси имеются деревни Васевичи и Дуниловичи, от названий которых могли произойти фамилии Васичинский и Дуниковский. Но даже если все воины Дуниковского были поляки (что весьма сомнительно), то общее число поляков в битве под Клушиным — максимум 1200 человек (14 % войска).

После битвы под Клушином к Жолкевскому присоединилось еще 12 тысяч человек:

«Гетман пошел к Можайску, направляясь к столице. При нем было 10.000 русских, более 2000 французов и других иноземцев кроме войска, пришедшего с ним, с которым все эти отряды соединились».

Набралось более 20 тысяч, из которых половину составили жители Московии. Поляков среди них было, как сказано выше, максимум 1200 человек. Но и они осенью 1612 года ушли из Москвы, о чем сказано в записках Осипа Будило:

«Когда в Москву, которую уже два года держали в осаде русские, не являлись ни король с сыном Владиславом, которому русские целовали крест, ни вспомогательное войско, когда и вообще в Московской земле не было никакого уже польского войска, потому что король, взяв Смоленск, возвратился в Польшу, то польское войско бывшее в Москве в то время, когда русские изменили, не дождавшись вспомогательных сил и соскучившись долговременною службой, составило конфедерацию и отправилось в Польшу, в королевские имения, осталось в Москве одно лишь войско Сапеги».

Здесь говорится о войске Яна Петра Сапеги (1569—1611), который «в августе 1607 года с согласия канцлера ВКЛ Льва Сапеги предложил Лжедмитрию II свою помощь в овладении московским троном», а в августе 1611 года со своим отрядом прорвался в Москву. Но Сапеги — не поляки:

/Сапеги/ «крупный магнатский род герба “Лис” в ВКЛ, родоначальник которого — Семён Сапега (середина XV века), великокняжеский писарь из полоцких бояр. Они считались вторыми после Радзивиллов в XV—XVIII веках».

Из кого состояло войско Сапеги? Учтем следующую информацию.

(1) К началу военных действий Ян Петр Сапега был старостой Усвят и в его распоряжении имелось ополчение (посполитое рушение) этого повета. А город Усвяты находится далеко от Польши — в нынешней Смоленской области России.

(2) «в XVI—XVII веках Сапеги владели Чареей, Свислочью, Освеей, Дрисвятами, Друей, Кохановым, Ружанами, Бешенковичами, Лепелем, Сенно, Зельвой, Дятловым, Белыничами, Дубровно, Старым и Новым Быховом, Горами, Горками, Тетериным, Круглым, Толочиным, Гольшанами, Лунно, Станьковым, Ляховичами, Тимковичами, Косовым, Смиловичами, Дукорой. В их распоряжении были свои крепости, гарнизоны, военнослужащие, в том числе шляхта».

Все 29 населенных пунктов, названных в этом перечне, находятся на территории современной Беларуси. Следовательно, войско Яна Петра Сапеги было укомплектовано литвинами (беларусами). Это подтверждают и московские документы. Так, в протоколе допроса пленников от 22 января 1612 года сказано:

«А в Пермских распросных речах Ивана Чемоданова да Пятко Филатова написано. Сказывали им Литовские люди Микитка с Быхова города, а Якушка с Чернобыля города: как они из Литвы пришли под Москву, тому четвертый год, стояли под Москвою в Тушине и под Троицею в Сопегине полку, а из под Троицы с Сопегом-ж были в Мещенску, а из Мещенска они ходили от Сопеги в Можайск, а из Можайска они, две роты с Выйгуковским паном да Токарским, пришли под Москву к Сопеге в полк… …А на Москве сидит Литовских людей четыре тысячи и голод и нужда великая…».

Протокол подтверждает факт отсутствия поляков на Москве: к началу 1612 года «на Москве сидит Литовских людей четыре тысячи». Поляки не упоминаются.

Возьмем другой документ — «Отписка 1612 года 11 апреля из Нарышкинского в Кетский острог и копии с распространением речей двух Литовских людей»:

«Сказали им в распросе Литовские языки Пронка Литвин: были они с Сапегою в полку»...

Поляк не мог иметь фамилию «Литвин».

Прокопий Ляпунов, один из вождей Первого ополчения, в своей грамоте в Нижний Новгород в январе 1611 года тоже отметил, что войско Сапеги состояло из литвинов:

«...а к нам они на Рязань шлют войною пана Сапегу, да Струся со многими Литовским людьми».

О том, что с осени 1611 года в Москве не было поляков, сообщает и «Окружная грамота Троицы-Сергиева Монастыря от Архимандрита Дионисия…» от 6 октября 1611 г.:

«А ныне пришел к Москве, к Литовским людям на помощь Хоткевич»...

Здесь назван гетман ВКЛ Ян Карл Ходкевич (1560—1621). Почему Ходкевич пришел на помощь только к «литовским людям»? Да потому, что поляков в Москве к тому времени уже не было!

* * *

Ну, а кем были руководители обороны Московского Кремля — Осип Будило и Эразм Стравинский? (Ян Петр Сапега внезапно умер 15 октября 1611 года).

Осип Будило (или Будзила) — это мозырский хорунжий, который 2 сентября 1607 года пришел со своей хоругвой к Лжедмитрию II. Поляком он не мог быть по определению, так как Статуты ВКЛ запрещали польской шляхте занимать в ВКЛ государственные посты любого уровня. На территории современной Беларуси есть деревня Будилово в Бешенковичском районе, название которой произошло от литвинского имени Будило. В переписи войск ВКЛ 1567 года встречается Николай Будило.

Посполитое рушение (шляхетское ополчение) как ВКЛ, так и Короны Польской формировалось на базе поветов. Шляхта каждого повета составляла одну хоругвь (полк), если было достаточно людей. В случае нехватки людей хоругвь объединяла шляхтичей двух или трех соседних поветов. Командовали такими хоругвями специально назначенные командиры — хорунжие (полковники).

«С начала XVI века начинается постепенный поворот в сторону наемного войска, не столь многочисленного, как посполитое рушение, но постоянного, всегда готового к ведению боевых действий».

Формирование наемных рот происходило следующим образом. Человек, получивший патент на формирование роты, объезжал 100—200 шляхтичей и спрашивал их, желают ли они служить под его командованием? На такой объезд и на снаряжение роты он тратил либо свои деньги (с последующей компенсацией из казны), либо аванс, полученный из казны.

Наемное конное войско состояло из гусарских и казацких рот. В гусары шла более состоятельная часть шляхты, так как их снаряжение, оружие и лошади стоили дорого. Кроме того, каждый гусар содержал за свой счет еще 3—8 конников («почтовых») и личных слуг (конюха, денщика, повара). Среди почтовых было много малоимущих шляхтичей.

Малоимущая шляхта составляла также основной контингент казацких рот. Каждый казак имел 2—4 помощников. Термин «казак» в XVI—XVII веках не имел того содержания, которое подразумевается сегодня. Тогда казаками называли конных воинов любой национальности, но с определенным вооружением — сабля, лук и короткое копье (или рогатина).

Армия Лжедмитрия II была наемной и формировалась по аналогичному принципу. Об этом свидетельствуют как многократные переговоры ее представителей с королем Речи Посполитой, так и многочисленные послы от короля, посещавшие войска Лжедмитрия II с целью подсчета их численности для уплаты жалованья. Об этом также говорят письма самого Самозванца и его помощников, в которых воинам сулят большие суммы за службу «царю Дмитрию».

Следовательно, нетрудно установить, кто служил Лжедмитрию II — литвины или поляки, ибо каждый хорунжий подбирал себе знакомых лично ему ротмистров, ротмистры точно так же подбирали себе поручиков, а те набирали воинов в отряды (почты). В подавляющем большинстве случаев роты, а часто и хоругви, состояли из воинов одной местности. Литвины обычно не нанимали поляков, поляки — литвинов.

Отметим еще один факт: военная служба во многих семьях литвинской шляхты являлась семейной традицией. Так, минский историк Ю.М. Бохан в своей книге приводит фамилии литвинских шляхтичей, служивших в начале XVI века Александру, великому князю Литовскому: Якуб Вольский, Габриель Запорский, Ян Заремба, Станислав Пшонка, Янушек Семиховский. Через 100 лет люди с такими же фамилиями были ротмистрами в армии Лжедмитрия II.

Так кто служил в полку Осипа Будило? Известны следующие фамилии ротмистров: Вербицкий (или Вержбицкий), Захулинский, Подгородинский, Семашко, Чаплинский, и еще поручик Тржасковский.

Вероятно, фамилия ротмистра Вербицкого (Вержбицкого) произошла от названия деревни Вербовичи (в Наровлянском районе, недалеко от Мозыря), в те времена относившейся к Мозырскому повету. В Переписи войск ВКЛ 1567 года приводится имение Вербичов Речицкого повета, соседнего с Мозырским.

Фамилия Подгородинский может быть связана с деревней Погородно, находящейся сейчас в Вороновском районе Гродненской области. Подгородинский никак не мог быть поляком, так как слово «подгородный» на польском языке звучит как «podmijski».

В переписи войска ВКЛ 1567 года упомянут Филон Семашко из Мозырского повета.

Населенный пункт Чаплин, от которого произошла фамилия Чаплинский, находится недалеко от города Мозырь. После кончины в 1616 году Александра Лисовского — командира легкой кавалерии в армии Лжедмитрия II, Чаплинский стал предводителем «лисовчиков».

Как видим, хоругвь Осипа Будило была сформирована из рот, ротмистры которых преимущественно жили в Мозырском и Речицком поветах. Значит, и личный состав этих рот был набран там же.

Теперь об Эразме Стравинском, командовавшем хоругвой в войске Яна Петра Сапеги.

Стравинские — «шляхетский род герба “Сулима” в ВКЛ». В конце XVI — начале XVII веков жили трое братьев Стравинских: Мартын, Бальтазар и Эразм.

«Мартын (ум. 1594) — тиун и городничий Трокский, маршалок господарский в 1580—90 гг., каштелян Минский в 1590—92 гг. и Витебский с 1592 года. Бальтазар (ум. 1633) — тиун Трокский, каштелян Брестский в 1624—27 гг.».

В переписи войска ВКЛ 1567 года упоминается имение Стравинок (или Стровинок) в Трокском повете, от которого и пошла фамилия «Стравинский». Ныне это территория Летувы. Но, во-первых, Трокский повет — часть исторической Беларуси (Виленского края). Во-вторых, литвин Осип Будило указал фамилию Эразма как Стравинский, а не на жамойтский манер — Стравинскас. (Литвин Эразм Стравинский был в числе тех, кто захватывал Москву, а продолжатели его рода — Федор Стравинский и Игорь Федорович Стравинский (1882—1971) — отец и сын — стали знаменитыми «русскими» певцом и композитором!)

Итак, в войске Лжедмитрия II не было поляков, о чем говорят московские документы тех времен, а также фамилии его командиров.

Поляки участвовали: 1) в военных действиях на стороне Москвы против Лжедмитрия II; 2) в осаде Смоленска войсками Речи Посполитой; 3) в войске гетмана Жолкевского в битве под Клушином; 4) во вступлении Жолкевского в Москву. Но число их в армии Жолкевского не превышало 1200 человек (6 %) из более чем 20 тысяч.

В обороне Москвы от войск ополчения Минина и Пожарского поляки не участвовали. В Китай-городе и в Кремле осенью 1612 года сидели литвины, немцы и французы под общим командованием Николая Струся, Эразма Стравинского и Осипа Будило. Поляков там не было.

Справка: Со смертью царя Федора Ивановича 6 января 1598 года прекратилась династия Рюриковичей. Далее московский престол занимали Борис Годунов (в 1598—1605 гг.), его сын Федор (около двух месяцев в 1605 г.), Лжедмитрий I (в 1605—1606 гг.), Василий Шуйский (в 1606—1610 гг.)

После свержения Шуйского 17 июля 1610 года московское государство осталось без царя. Тогда боярская дума создала временное правительство в составе 7 человек. Это И. Воротынский, В. Голицын, Б. Лыков, Ф. Мстиславский, И. Романов, А. Трубецкой, Ф. Шереметев. Семь бояр и патриарх Филарет решили сделать московским царем королевича Владислава, сына Сигизмунда III. Владислав в Москву так и не прибыл, но формально «семь бояр» управляли страной от его имени и даже чеканили монету «царя Владислава».

Жителей Москвы и ряда городов страны режим «семибоярщины привел к присяге на верность «царю Владиславу». Однако положение временщиков было непрочным. Чтобы обезопасить себя от народного восстания, они предложили Жолкевскому стать гарнизоном в Москве. Это и произошло в ночь с 20 на 21 сентября 1610 года — без единого выстрела.

«Полк Ал. Зборовского расположился в Китай-городе, полк Казановского и Вайера — в Бел-городе; сам гетман со старостой Велижским (Ал. Гонсевским) остановился в главной крепости — Кремле (Крым-городе)».

Гетман уже в начале октября ушел из Москвы к Смоленску с большей частью своего войска. Начальником гарнизона он оставил Александра Гонсевского.

В марте 1611 года москвичи восстали против «семи бояр» и пришлого воинства, но Гонсевский их разбил. На помощь повстанцам прибыло Первое ополчение во главе с Прокопием Ляпуновым и Дмитрием Трубецким, однако и ему не удалось одержать победу над гарнизоном, засевшим в Китай-городе и Кремле. Следует подчеркнуть, что вместе с так называемыми «оккупантами» в осаде находились и «семь бояр», и многие другие московские аристократы, в том числе будущий царь Михаил Романов со своими родителями.

6 октября 1611 г. в Кремль пробился отряд гетмана Яна Карла Ходкевича. Он доставил продовольствие и произвел замену гарнизона. Наконец, в августе 1612 года гетман Ходкевич вторично прорвался в центр Москвы, снова сменил гарнизон и ушел. Вместе с ним покинул город А. Гонсевский со своими людьми.

27 октября (4 ноября) 1612 года предводителям Второго ополчения Дмитрию Пожарскому и Кузьме Минину сдались воины Струся, Будило и Стравинского. Среди них не было ни одного поляка: только литвины, немцы и французы. Большинство пленников стали жертвами самосуда ополченцев или жителей тех городов, куда их сослали. Уцелели немногие.

И С УКРАИНЫ ТОЖЕ ПРИШЛИ ЛИТВИНЫ

Возможно, возникновению мифа о том, что во времена «Смуты» Москву захватили поляки, способствовал (помимо избиения поляков в Москве в 1606 г.) еще и тот факт, что в армии Лжедмитрия II и Лжедмитрия I, а также в войске гетмана Жолкевского имелись воинские формирования с территории современной Украины, которая с 1569 года входила в состав Польского королевства. Но и они состояли не из поляков.

К 1605 году, когда Лжедмитрий I начал свой поход на Москву, украинские земли принадлежали Польскому королевству всего 36 лет. До Люблинской унии 1569 года они более 200 лет являлись частью Великого Княжества Литовского. (Начиная с битвы на Синей Воде в 1362 году, покончившей с господством татар в бывшем Великом Княжестве Киевском.) Понятно, что численность переселенцев за 200 лет была намного большей, чем за 36 лет. И селились там литвины, а не поляки.

Естественно, что на этой территории имелось и коренное население: киевские русины, а также волыняне, северяне и прочие. Но не они играли главные роли в политической жизни этих земель. По Статутам ВКЛ украинские земли, точно так же, как Подляшье с Жамойтией считались «прыслухаючымі», то есть землями, «прислуживающими» великим князьям Литвы. Закон был одинаков для всех.

Украинские земли после присоединения к ВКЛ великие князья в течение 200 лет раздавали княжеским, магнатским и шляхетским семьям. Кроме того, они переселяли сюда литвинских панцирных бояр (вершников) и крестьян (новоседов).

Большинство земель в украинской части ВКЛ принадлежало всего нескольким княжеским родам. На Волыни это были Заславские, Корецкие, Острожские, Несвиские, Сангушки, Чарторыйские и Четвертинские. Помимо «главных княжат» существовали «меньшие» князья, например, на Волыни — Буремльские, Велицкие, Любецкие, Острожецкие, Ружинские, Роговицкие, Соколинские, Тристенские.

На всей украинской земле, присоединенной к ВКЛ, из 68 княжеских родов 41 (более 60 %) были литвинского происхождения (включая один полоцкий, три турово-пинских и два смоленских рода). Происхождение одиннадцати князей не установлено, но и среди них наверняка были литвины. А вот польских князей здесь к 1600 году еще не было ни одного.

Князья, переселяясь в Украину, брали с собой семьи, слуг и дружины. В основном слуги и дружинники были из населения тех мест, откуда князья выезжали. То есть, в подавляющем большинстве литвины (беларусы).

Как видим, один вариант миграции литвинов (беларусов) в Украину — переселение вместе с князьями.

Другой вариант — раздача великими князьями ВКЛ украинских земель в награду шляхте за верную службу. Вот что писал историк Н.М. Яковенко о раздаче земель в Украине:

«Особенно щедрые подарки выпадали в период утверждения на троне Витовта (конец XIV века), во время феодальных войн 30—40 годов XV века и в напряженные времена восстания Михаила Глинского. Например, государственная ревизия 1545 года констатировала, что только в Луцком и Володимирском округах на это время роздано 105 сел, 6 замков и 2 волости».

Понятно, что и подарки доставались литвинам. Вот несколько примеров. В 1444 году великий князь Литовский Свидригайло подарил своему слуге Михайлу Олехно город Красилов в Хмельницкой области. Олехно — древнее литвинское имя. С середины XV века территория вокруг современного Иванкова Киевской области принадлежала киевскому боярину Олехно Олехновичу.

В 1530-е годы великий князь Свидригайло подарил город Обухов (в Киевской области) киевскому воеводе С.Г. Юрше, а Григоровку передал магнату Саминову (Сумину). Юрша и Сумин — имена литвинов, упомянутые в переписях войска ВКЛ. Земля Тетиева в 1514 году принадлежала литвинским вельможам Ивану и Андрею Кошкам.

В 1593 году король Сигизмунд III отдал Остерское староство во владение М. Ратомскому. Фамилия Ратомский произошла от названия деревни Ратомка (ныне в Минском районе Беларуси).

Итак, в войске Лжедмитрия II воинские формирования с территории Украины, в те годы принадлежавшей ВКЛ, в своем большинстве состояли из литвинов (беларусов), переселившихся туда с территории современной Беларуси.

ПРОИСХОЖДЕНИЕ КОМАНДИРОВ ВОЙСКА ЛЖЕДМИТРИЯ II

Во многих документах, в воспоминаниях очевидцев и участников Смуты упоминаются имена людей, являвшихся сторонниками Лжедмитрия II. Рассмотрим имена командиров разного уровня.

Поначалу гетманом (командующим) войск Лжедмитрия II был избран Меховецкий, затем им стал Роман Ружинский, а после смерти последнего — Ян Петр Сапега.

Князя Романа Ружинского (1575—1610) можно назвать выдающимся военачальником того времени, несмотря на то, что многие русские историки награждают его уничижительными эпитетами.

Судите сами. Всякий «сброд», как называют русские авторы армию Лжедмитрия II, под командованием Романа Ружинского 11—12 мая 1608 года разбил под Болховом 30-тысячное московское войско князей Дмитрия Шуйского и Василия Голицына. Между тем, численность «сброда» была на 5 тысяч человек меньше московского войска, в составе которой имелись наемники — немцы и поляки. 4 июня тот же «сброд» под командованием того же Романа Ружинского снова разбил московское войско в сражении на реке Ходынке. В июле Ружинский со своим «сбродом» разгромил отряды Шуйского, стоявшие на Тверской дороге.

«Ружинские — литовский княжеский род, относимый И. Вульфом к потомкам князей Пинско-Туровских. Родоначальником считается князь Иван Ружинский, живший во второй половине XV века. Ружинские, претендуя на происхождение от Наримунта Гедиминовича, использовали придаток Наримунтовичи».

Последнее подтверждает текст заявления, которое послало войско Лжедмитрия II королю Речи Посполитой:

«Светлейший король, милостивейший государь! Наши братья-рыцари с их гетманом, князем Романом Наримунтовичем Ружинским...»

Украинский историк Н.М. Яковенко относит род Ружинских к Гедеминовичам — Наримунтовичам. Представители этого рода занимали высокие посты в ВКЛ, а затем и в Речи Посполитой, когда Украина отошла к Польше. Они имели крупные земельные владения. Например, владения самого Романа Ружинского состояли из Ружинской, Поволочской и Котеленской волостей.

Фамилия Меховецкого, первого гетмана Лжедмитрия II, вероятно произошла от деревни Меховщина (в Светлогорском районе Беларуси), находящейся недалеко от Пропойска (Славгорода), где располагался самозванец до похода на Москву.

О том, что Меховецкий не был поляком, говорит еще один факт. Лжедмитрий II поддерживал с Меховецким достаточно близкие, даже дружеские отношения. Считается, что под влиянием Лжедмитрия II последнего и избрали гетманом. Но также известно, что Лжедмитрий II, в отличие от Лжедмитрия I, польского языка не знал. Как же они общались? Возможно ли, чтобы «поляк» Меховецкий знал старобеларуский или русский язык!?

Много ли современных поляков знает русский, а тем более беларуский язык? Что тогда говорить о временах, когда даже беларуские шляхтичи относились к родному языку прохладно. Напомню, что свои воспоминания литвин Осип Будило (мозырский хорунжий) написал на польском языке.

Канцлером у Лжедмитрия II был Валавский, маршалком — Харлинский, конюшим — князь Адам Вишневецкий.

Адам Александрович Вишневецкий (умерший в 1622 г.) — представитель литвинского рода герба «Корибут». Князья Вишневецкие назывались также Корибут-Вишневецкими, по происхождению от Корибута-Дмитрия, сына великого князя Литовского Альгерда.

Правнук Корибута-Дмитрия, Солтан, основавший замок Вишневец в Украине, первым стал именовать себя князем Корибут-Вишневецким. У брата Солтана — Василия был сын Михаил, который и стал родоначальником князей Вишневецких.

В Беларуси есть три селения с такими же названиями, что у родового имения Вишневецких в Украине (Вишневец) — в Гродненском, Столбцовском и Шарковщинском районах. Несомненно, что от названия одного из них и произошло название украинского Вишневца. Вишневецкие имели огромные земельные владения в Украине и Беларуси, в том числе Брагинскую волость (с 1509 года). Сам Адам Александрович владел городом Брагин, где в 1601—03 гг. жил Лжедмитрий I.

Фамилия канцлера Валавского произошла от названия селения Валавск недалеко от Мозыря, упомянутого в переписи войск ВКЛ 1567 года. Валавский привел к Лжедмитрию II 500 конных и 400 пеших воинов. Неужели Валавский нанял в Польше 900 человек, а потом вернулся с ними на восток, к границе с Московией? Наверняка его полк состоял из литвинов, набранных в Гомельской области.

Фамилия Харлинский, скорее всего, произошла от названия деревни Харлинцы в Витебской области (неподалеку от Чареи). В переписи 1567 года, в разделе Волынь, сказано: «Миколай Харлинский, сам служил милости пану воеводе Виленскому, 5 коней». То есть, Николай Харлинский имел земельный надел на Волыни, но служил воеводе Виленскому. Известно, что земельные наделы в ВКЛ, в том числе в Украине, поляки иметь не могли. Добавлю, что Н.М. Яковенко относит род Харлинских к пришлым в Украине. Значит, Харлинские — тоже литвины.

Фамилия Харлинский имеется в списке «Распределение выплат ротмистрам ВКЛ согласно Лебедевского сейма 1567 года» вместе с другими литвинскими ротмистрами: князем Константином Вишневецким, князем Янушем Збаражским, князем Романом Сангушко и другими. Ян Харлинский был маршалком Лжедмитрия II, а Ироним Харлинский после начала военных действий Речи Посполитой против Москвы привел отряд казаков в войско короля под Смоленск:

«Харлинский пришел в лагерь с Украины с 2000 казаками и представил свое войско королю».

Вот фамилии командиров полков (хорунжих) войска Лжедмитрия II: 1. Осип Будило; 2. Эразм Стравинский; 3. Адам Ружинский; 4. Александр Лисовский; 5. Януш Тышкевич; 6. Александр Зборовский; 7. Микулинский; 8. Бартош Руцкий; 9. Вилямовский; 10. Вильковский; 11. Глуховский; 12. Иван Заруцкий; 13. Велегловский; 14. Хреслинский; 15. Андрей Млоцкий.

О литвинах Осипе Будиле и Эразме Стравинском сказано выше. Адам Ружинский — родной племянник Романа Ружинского. Значит, тоже литвин.

Александр Лисовский (ок. 1575—1616) во главе донских казаков совершал рейды по территории Московии, захватил Рязань, Суздаль, Коломну и другие города. Как уже сказано выше, православные казаки, люто ненавидевшие католиков-поляков, никогда не подчинились бы командиру из числа последних. Вероятно, что фамилия Лисовский произошла от названия деревни Лисово в Наровлянском районе Беларуси. Попутно отмечу, что деревня Лисово Наровлянского района расположена довольно близко как от Мозыря, так и от Брагина, который тогда принадлежал Адаму Вишневецкому — конюшему Лжедмитрия II.

Януш Тышкевич (умер в 1631 г.) — брестский воевода, принадлежал к литвинскому магнатскому (с 1569 года графскому) роду герба «Лелива». Основатель рода Каленик Мишко получил в 1437 году от великого князя ВКЛ Свидригайло деревни в Житомирском и Овруцком поветах. От его сына Тышки и происходят Тышкевичи. Со временем Тышкевичи получили земельные угодья и в Беларуси. Так, в переписи войска ВКЛ 1567 года за Юрием Васильевичем Тышкевичем, воеводой Брестским, числятся следующие имения: Буяки, Вистич, Карницы (Брестский повет); Логойск (Минский повет); Лудина, Устилуга, Чернейково (Волынь); Нестанишки, двор Страчский, Троклиники (Виленский повет). С 1588 года Януш Тышкевич был старостой Брацлава. Он пришел к Лжедмитрию II в январе 1608 года вместе с Тупальским, имея 400 человек конницы. Тупальский стал ротмистром в хоругве Адама Ружинского.

Александр Зборовский относится к шляхетскому роду Зборовских, герба «Ястрженбец». Считается, что это польский род. Но родовое имение Зборовских — местечко Зборов — находится в Тернопольской области. Как известно, с 1340 года Волынь стала частью ВКЛ. В 1349 году Польша захватила Галицкие земли, а в 1377 году — Западную Волынь. С того времени Зборов входит в состав Польского королевства, именно поэтому Зборовских и считают поляками.

Однако «поляк» Мартин Зборовский (умер в 1565 г.), каштелян Кракова, бился под Оршей (1514 г.) и Опочкой на стороне ВКЛ. И почему-то Самуила Зборовского, отца Александра, в 1582 году запорожские казаки избрали своим гетманом! Уж запорожцы не избрали бы поляка своим командиром ни за что на свете! Поэтому не вызывает сомнений то, что Зборовские по своему происхождению — этнические литвины. Возможно, что и название местечка Зборов повторяет название беларуского села Зборов под Рогачевым.

И еще один факт. Командование московских войск, докладывая о событиях 16 февраля 1610 года под Торжком, назвало Александра Зборовского литвином:

«Под Торшком литовского полковника Александра Зборовского побили».

В том же рапорте сказано о хорунжем Микулинском:

«И под Колязин приходили литовской полковник Микулинский».

Микулинский вначале был ротмистром в войске Яна Сапеги, а затем стал хорунжим. Его фамилия произошла от названия деревни Микулино (есть такие в Вилейском и Полоцком районах Беларуси).

Полковник Бартош Руцкий — выходец из литвинского шляхетского рода герба «Вужака». Его родовое имение деревня Рута (или Варута) в Новогрудском районе — бывшее имение великого князя Миндовга. Имя Бартош переводится с балтского как «топор».

Фамилия Вилямовский (или Велемовский) есть в переписи войска ВКЛ 1567 года:

«Ян Велемовский сам при короли его милости, з ыменья своего з Свяцка в повете Городенском».

То есть, имение Яна Велемовского находилось в Гродненском повете. Если бы он был поляком, то имения в ВКЛ не получил.

Деревня Вильково Бельского повета, от названия которой произошла фамилия полковника Вильковского, встречается в переписи войска ВКЛ 1565 года. Фамилия Вильковский имеет корень «вилк» (волк) и формант «-овский».

Деревня Глуховка Добрушского района, от названия которой произошла фамилия хорунжего Глуховского, находится недалеко от Брагина и Мозыря. Правда, в Волынской области тоже есть село Глухи. Но Н.М. Яковенко в своей книге приводит список панов и бояр-шляхты Киевщины, Брацлавщины и Волыни до середины XVI века. Фамилия «Глуховский» в этом списке отсутствует.

Иван Мартынович Заруцкий — предводитель казачьих отрядов, родом из Тернополя, один из наиболее известных участников «Смуты». Он тоже никак не мог быть поляком. Кстати, по вероисповеданию Заруцкий являлся лютеранином. (Князь И.Н. Одоевский, сражавшийся с ним под Воронежом летом 1613 года, называл Заруцкого «черкашениным люторские веры», т.е. украинским казаком лютеранского вероисповедания.)

Возможно, что поляками были хорунжие Велегловский и Андрей Млоцкий, так как их фамилии звучат на польский манер. Но надо учесть тот факт, что к началу XVII века польский язык достаточно широко распространился среди шляхты ВКЛ. Фамилия Молотовский — от названия деревни Молотовки Белыничского района — вполне могла превратиться в Млоцкий.

Таким образом, из 15 хорунжих Лжедмитрия II как минимум 13 (87 %), а также его гетманы, канцлер, конюший и маршалок не были поляками. Все или почти все они литвины (беларусы) с территории либо современной Беларуси, либо Украины.

* * *

Посмотрим теперь на ротмистров. В хоругви А. Ружинского ротмистрами были Рудинский (Рудницкий), Гайовской, Тупальский, Казимирский, Македонский.

Перечисленные фамилии могли произойти от названий следующих родовых имений: Рудинский (Рудницкий) — от села Рудня в Винницкой области; Тупальский — от села Тупальцы в Житомирской области; Македонский — от села Македоны.

А вот деревня, от которой могла произойти фамилия Казимирский, в Украине отсутствует. Но известно, что Рудинский, Казимирский и Хреслинский прибыли со своими ротами к Лжедмитрию II вместе. Поэтому можно предположить, что они были из одной местности.

Деревни под названием Рудня разбросаны по всей территории Беларуси. То же касается деревень с названиями Казимировка, Казимирово, Казимировская Буда. Недалеко от деревни Кресла Зельвенского района, от названия которой произошла фамилия Хреслинский, находятся деревня Рудня Свислочского района и деревня Казимировка Гродненского района. Вероятно, отсюда произошли фамилии Рудинский и Казимирский.

Фамилия Тупальский встречается в переписи войска ВКЛ 1567 года: «Миколай Тупальский служил воеводе Виленскому». Запись относится к Новогрудскому повету. А в современном Кореличском районе, территория которого раньше входила в Новогрудский повет, имеется деревня Тупалы. Поэтому эти три ротмистра и пришли вместе.

Род Македонских в Украине Н.М. Яковенко относит к переселенцам из Сербии.

У хорунжего Александра Зборовского ротмистрами были: Будзановский, Вжешч, Гаиовский, Калина, Калиновский, Кость, Пшонка, Трояновский, Самуил Тышкевич.

Фамилия Будзановский, возможно, произошла от названия деревни Бузуны Ивенецкого района.

Фамилия ротмистра Вжешча очень похожа на польскую. Но если посмотреть на фамилии шляхты Мельницкого повета ВКЛ, то подобные фамилии можно встретить довольно часто: Ян Врешч, Якуб Врешч, Мартин Волж, Павел Вшол, Щасный Вросек, Войтех Ных и т.д.

Фамилия Гайовской происходит от слова «гай» или «гаи». Деревня Гаи имеется в Верхнедвинском районе Витебской области. Деревни с названием Гай разбросаны по всей территории Беларуси.

В переписи войск ВКЛ 1567 года упоминается имение Калиново Бельского повета Подляшского воеводства, от которого могли произойти фамилии ротмистров Калины и Калиновского. Там же приведены фамилии жителей этого имения: Ян Калиновский и Грегор Калиновский.

На территории современной Беларуси есть деревня Калиново недалеко от Витебска, деревни Калиновое в Ельском и в Миорском районе. Первое село соседствует с Валавском, а второе расположено недалеко от деревни Микулино Полоцкого района, от названия которого могла образоваться фамилия полковника Микулинского.

В Ивьевском районе находится деревня Кости, от названия которой, возможно, произошла фамилия ротмистра Кость. Кроме того, в переписи войска ВКЛ 1567 года упоминается Рафал Кость — шляхтич Берестейского (т.е. Брестского) повета.

Литвинский шляхтич Станислав Пшонка встречается в списке военных людей, служивших в начале XVI века великому князю Литовскому Александру. Поэтому можно предположить, что Пшонка Станислав и ротмистр Пшонка — из одного шляхетского рода. Фамилия Пшонка никак не может быть польской. В польском языке «пшонка» — «kasza jaglana». В польском языке слово «пшонка» не имеет никакого значения.

Фамилия ротмистра Трояновского, возможно, происходит от названия имения Трояны Бельского повета Подляшского воеводства. В переписи войска 1567 года упомянуты шляхтич Дрогичинского повета Валентин Трояновский и рота Трояновского в Бельском повете. Деревни с такими названиями есть и на территории Беларуси — Трояново в Копыльском районе, Трояны в Бешенковичском районе, Трояновка в Борисовском районе.

Самуил Тышкевич был из литвинского рода Тышкевичей, о котором сказано выше. Он привел Лжедмитрию II 2 ноября 1607 года 700 конников и 200 пехотинцев. Сомнительно, чтобы это были поляки. Зачем им командир литвин?

Та же картина наблюдается в отношении ротмистров других хорунжих Лжедмитрия II. Все или почти все они — не поляки.

* * *

Существует еще один миф. Многие российские историки считают, что Москву в 1610 году «захватили» войска под руководством «поляка» Жолкевского, который затем передал командование «поляку» Гонсевскому. А если гетман Жолкевский был «поляком», то и войсками он командовал польскими.

Но, как сказано выше, корпус Жолкевского, пришедший к Москве, наполовину состоял из московитов, присоединившихся к нему после битвы под Клушином. Поляков в нем было не более шести процентов, скорее всего еще меньше. И Жолкевский вовсе не захватывал Москву. Он вошел туда по приглашению временного боярского правительства Московского царства.

Был ли Жолкевский поляком? Поляки говорят «да», но украинцы считают Жолкевского украинцем, ведь родился он в деревне Туринка под Жолквой (ныне Нестеров), недалеко от Тернополя.

Гонсевских, или, вернее, Госевских (Gosiewski) обычно считают польским шляхетским родом герба «Слеповрон». Ян Гонсевский появился в Литве в конце XVI века. Его сын Александр (ок. 1575—1639) с 1596 года был регентом государственной канцелярии при канцлере ВКЛ Льве Сапеге. В 1600 году он получил во владение приграничное Велижское староство.

Но поляк не мог занимать в ВКЛ должности на государственной службе. Именно Лев Сапега был ярым противником того, чтобы поляки занимали здесь государственные посты или имели земельные владения, что и закрепил Статут ВКЛ 1588 года, составленный под его руководством.

Фамилия Гонсевских происходит от названия деревни Гансовка в Подляшском воеводстве ВКЛ. Предки литвина Александра Гонсевского служили королю Польши, что было обыденным в те времена. Отец Александра, получив служебное назначение в ВКЛ — как литвин, переехал с семьей в Литву, где его сын Александр, тоже литвин, стал старостой Велижа и с полком велижцев (не поляков, это было территориальное формирование) участвовал в завоевании города Белая, а затем появился в Москве.

* * *

Как видим, подавляющее большинство командиров войска Лжедмитрия II (не менее 90 %) были литвинами (беларусами).

Так что 4 ноября в России празднуют победу не над поляками, а над литвинами — предками беларусов. Все мы должны помнить об этом.
Аватара пользователя
Vadim Deruzhinsky
Модератор
 
Сообщения: 10011
Зарегистрирован: Вс дек 24, 2006 8:15 pm
Откуда: Минск

Сообщение Слуды от Игоря » Вс янв 16, 2011 6:15 pm

Так что 4 ноября в России празднуют победу не над поляками, а над литвинами — предками беларусов. Все мы должны помнить об этом.


Победу над интервентами.
Слуды от Игоря
 
Сообщения: 1925
Зарегистрирован: Пн апр 20, 2009 7:10 pm

Сообщение Vadim Deruzhinsky » Вс янв 16, 2011 6:56 pm

МОЙ КОММЕНТАРИЙ

Великолепное научное исследование этой темы, вокруг которой в России царят мифы и среди историков, и среди властей – тот же Путин наивно полагал, создавая праздник 4 ноября, что речь идет об интервенции поляков, а не беларусов. Впрочем, ему по барабану – что поляки, что беларусы. Он одинаково ненавидит всех.

Как видим, московиты категорически отказались от создания общего «славянского государства» с беларусами. Мало того, МАРАЗМ В ТОМ, что Путин этот бунт против Союзного Государства с беларусами – сделал главным национальным праздником России.

Тут неизбежны два вывода.

1. С какой стати мы молчим, глядя на эту одиозную беларусофобию Путина? Чего вообще стоят заверения русских о каких-то «братских» отношениях с беларусами, если они своим главным национальным праздником сделали бунт Минина и Пожарского против единого с беларусами государства?

2. С какой стати мы сегодня строим какое-то мифическое «Союзное государство» с русскими – если они своим национальным праздником сделали культ борьбы против Союзного государства с беларусами 4 ноября?

Большей дикости и маразматики трудно себе вообразить.

И еще. Немногие оккупанты смогли захватить Россию. Среди них – только Батый (но тогда было Залесье и не было даже Московии, а Россия – это и есть Орда), беларусы-литвины и Наполеон. Поэтому беларусы вполне могут этим гордиться: когда-то Литва-Беларусь, наши предки, владели Москвой как своей колонией.

Для осознания этого факта нынешними беларусами я бы предложил – как ответ Путинскому празднику 4 ноября – ввести в Беларуси свой такой же главный альтернативный национальный праздник – Праздник «славянского единства» с Россией по факту беларуской оккупации Москвы во время Смуты.

Если серьезно говорить, то сама История показывает полную бредовость возможности какого-то союза беларусов-литвинов с «москалями» (а точнее, в 1600-1612 гг. народами Орды). Они – как ментально народы Орды – не захотели жить под европейцами литвинами-беларусами, и это вполне понятно: между нами ментальная пропасть. С какой стати мы сегодня должны себя ломать, под них подстраиваясь? Ведь в таком «союзе» есть только один вариант реализации: чтобы одна из сторон себя забыла и легла под «брата по разуму». При этом кто главные национальные герои обеих сторон? Минин и Пожарский – борцы против засилия Беларуси-ВКЛ как Западной Цивилизации над Московией. Кастусь Калиновский, Тадеуш Костюшко, Якуб Ясинский – аналогично героические борцы против «москалей» и их чуждого нам московства, за которым на деле ОРДЫНСТВО.

Как ни крути, вопрос в том, что беларусы и русские – люди разных цивилизаций: европейской и евразийской. А потому не могут быть вместе.

Потому наши средневековые войны со шведами, немцами и татарами – это не более 10% наших войн, а 90% войн наших предков – кровавые и беспощадные войны с русскими. И потому последние 200 лет российского и советского господства – период целенаправленного уничтожения нашей национальной идентичности – как главного стратегического врага Российской Государственности. Что только подтвердил факт введения Путиным праздника 4 ноября – освобождения Москвы-России от беларуской оккупации.

Это подтверждает и ту аксиому, что ГЛАВНЫЙ ИСТОРИЧЕСКИЙ ВРАГ МОСКВЫ – БЕЛАРУСЬ-ВКЛ. Не растоптанная колониальным царским сапогом Литва-Беларусь, а страна, свободная от российского колониализма и вернувшаяся к памяти в том числе о том, что мы некогда были в отношении России МЕТРОПОЛИЕЙ, а Москва была нашей колонией. Мы ею управляли, а не она нами.

Этот исторический факт, конечно, сегодня мало что изменит в геополитической ситуации дня, но по крайней мере он утрет сопли российским шовинистам, развеет их иллюзии в отношении Беларуси и Лукашенко - и укрепит дух беларуского литвинизма. Который еще более антимосковский (ибо от героического ВКЛ), чем даже польский национализм.

Во всяком случае вовсе не поляки воевали с Москвой в течение многих веков, а воевали именно и только мы – резав глотки русским и защищая этим восточные пределы нашей Речи Посполитой.
Аватара пользователя
Vadim Deruzhinsky
Модератор
 
Сообщения: 10011
Зарегистрирован: Вс дек 24, 2006 8:15 pm
Откуда: Минск

Сообщение Слуды от Игоря » Вс янв 16, 2011 7:46 pm

МОЙ КОММЕНТАРИЙ

Великолепное научное исследование этой темы, вокруг которой в России царят мифы и среди историков, и среди властей – тот же Путин наивно полагал, создавая праздник 4 ноября, что речь идет об интервенции поляков, а не беларусов.


Вы как будто американец, или что то типа того. Американцы например думают, что Сталинградскую битву выиграл солдат Райан.

Вадим, праздник 4 ноября-День народного единства, а не день Победы над кем-либо.

Трудно понять Вашу горячность по данной теме.
Слуды от Игоря
 
Сообщения: 1925
Зарегистрирован: Пн апр 20, 2009 7:10 pm

Сообщение Слуды от Игоря » Вс янв 16, 2011 7:53 pm

резав глотки русским


Так?

Изображение
Слуды от Игоря
 
Сообщения: 1925
Зарегистрирован: Пн апр 20, 2009 7:10 pm

Сообщение DeadlY » Вс янв 16, 2011 8:01 pm

Слуды от Игоря писал(а):
резав глотки русским


Так?

Изображение


Хороший нордичный типаж с ножом.
DeadlY
 

Сообщение Слуды от Игоря » Вс янв 16, 2011 8:05 pm

Хороший. Но хороший не тем что нордичный, а тем что режет глотки, так, как резали белорусы глотки русским.
Слуды от Игоря
 
Сообщения: 1925
Зарегистрирован: Пн апр 20, 2009 7:10 pm

Сообщение Vadim Deruzhinsky » Вс янв 16, 2011 8:37 pm

Слуды от Игоря: «Но хороший не тем что нордичный, а тем что режет глотки, так, как резали белорусы глотки русским».

Русским глотки резали литвины ВКЛ – и обоюдно литвинам ВКЛ резали глотки русские: вырезали половину населения в Беларуско-Русской войне 1654-1667 гг.

У меня язык не поворачивается называть это «дружбой наших народов».

И какая вообще может быть «дружба» между Речью Посполитой и Московией-Ордой?
Аватара пользователя
Vadim Deruzhinsky
Модератор
 
Сообщения: 10011
Зарегистрирован: Вс дек 24, 2006 8:15 pm
Откуда: Минск

Сообщение Media » Вс янв 16, 2011 10:31 pm

Vadim Deruzhinsky писал(а):

И какая вообще может быть «дружба» между Речью Посполитой и Московией-Ордой?
нефтепроводная....
Аватара пользователя
Media
 
Сообщения: 10370
Зарегистрирован: Ср июн 25, 2008 12:53 pm

Сообщение Эгил » Вс янв 16, 2011 11:40 pm

Слуды от Игоря писал(а):Вадим, праздник 4 ноября-День народного единства, а не день Победы над кем-либо.



РНЕ. Почему вы боитесь сказать что это праздник РНЕ?
Аватара пользователя
Эгил
 
Сообщения: 5917
Зарегистрирован: Вс апр 13, 2008 7:37 am
Откуда: Рига

Сообщение lietuvaitis » Пн янв 17, 2011 11:00 am

Vadim Deruzhinsky писал(а):
И какая вообще может быть «дружба» между Речью Посполитой и Московией-Ордой?
Такая, которая всегда была между соседними страннами. Или думайте в Европе было по другому?

Могу идти пари, что если стал бы Ягайла князем Московским а не королем Польшы, вы бы сейчас ту самую чепуху несли бы про поляков.
lietuvaitis
 
Сообщения: 4182
Зарегистрирован: Пт дек 29, 2006 12:01 pm

Сообщение SET » Пн янв 17, 2011 12:33 pm

lietuvaitis писал(а):
Vadim Deruzhinsky писал(а):
И какая вообще может быть «дружба» между Речью Посполитой и Московией-Ордой?
Такая, которая всегда была между соседними страннами. Или думайте в Европе было по другому?

Могу идти пари, что если стал бы Ягайла князем Московским а не королем Польшы, вы бы сейчас ту самую чепуху несли бы про поляков.


Вот с этим выводом я с lietuvaitisам соглашусь (хотя я с ним редко соглашаюсь) :D. Удивительно то, что Европейские народы резали друг другу глотки на протяжении всей истории аж до 20 столетия и ничего, объединились. А тут странное вспоминание "обид" нанесенных аж в начале веков и пляски Св Витта вокруг темных веков. Прям вызывание духов невинно убиенных дабы покарали ныне живущих. Так и будем жить обвиняя друг друга хрен знает в чем. Сравнивать нравы 16 столетия с современностью как минимум противоестественно.
SET
 
Сообщения: 4746
Зарегистрирован: Вс дек 14, 2008 9:25 pm

Сообщение Цiхан Хрэн » Пн янв 17, 2011 1:27 pm

SET писал(а):Вот с этим выводом я с lietuvaitisам соглашусь (хотя я с ним редко соглашаюсь) :D. Удивительно то, что Европейские народы резали друг другу глотки на протяжении всей истории аж до 20 столетия и ничего, объединились. А тут странное вспоминание "обид" нанесенных аж в начале веков и пляски Св Витта вокруг темных веков. Прям вызывание духов невинно убиенных дабы покарали ныне живущих. Так и будем жить обвиняя друг друга хрен знает в чем. Сравнивать нравы 16 столетия с современностью как минимум противоестественно.

Т.е. разницы совсем не улавливаете?
Тогда, пожалуйста, по пунктам:
1. Ответьте, когда лидер западноевропейской страны XXI в. предлагает за экономические уступки войти в состав своей страны независимое государство, к-примеру, "шестью областями" ?
2. Где еще в Западной Европе в последнее время история движется в форваторе колебаний внешней политики ("Катынская история", историческая Комиссия и т.д.)
3. Почему к той-же сегодняшней Германии претензий почему-то меньше, чем к "союзной РФ".
Продолжать можно долго.
Но главное в том, что забыть и простить можно только то, что поняли и ОБОЮДНО признали. К сожалению, придти к согласию по многим вопросам, например, с Россией в ближайшем будущем не представляется возможным.
Цiхан Хрэн
 
Сообщения: 653
Зарегистрирован: Ср окт 22, 2008 8:45 am
Откуда: З Роднага Краю

Сообщение timax » Пн янв 17, 2011 6:36 pm

SET писал(а):
lietuvaitis писал(а):
Vadim Deruzhinsky писал(а):
И какая вообще может быть «дружба» между Речью Посполитой и Московией-Ордой?
Такая, которая всегда была между соседними страннами. Или думайте в Европе было по другому?

Могу идти пари, что если стал бы Ягайла князем Московским а не королем Польшы, вы бы сейчас ту самую чепуху несли бы про поляков.


Вот с этим выводом я с lietuvaitisам соглашусь (хотя я с ним редко соглашаюсь) :D. Удивительно то, что Европейские народы резали друг другу глотки на протяжении всей истории аж до 20 столетия и ничего, объединились. А тут странное вспоминание "обид" нанесенных аж в начале веков и пляски Св Витта вокруг темных веков. Прям вызывание духов невинно убиенных дабы покарали ныне живущих. Так и будем жить обвиняя друг друга хрен знает в чем. Сравнивать нравы 16 столетия с современностью как минимум противоестественно.


Только вот европейские народы, включая литовцев, шарахаются от России как от чумы, помня времена недавнего средневековья, видно у них историческая наука, не противоречила исторической памяти. Для меня противоестественно жить в окружении лениных и карлов марксов и прочих володарских, а так же, считать Ивана Грозного или Петра Первого, "своим" царем, хотя для многих беларусов, это вполне нормально. Это так сказать, наша национальная фишка.
Европа и Россия - две большие разницы. Россия к себе З. Позняка не впустит, значит, и я не хочу жить в такой России. :wink:
Аватара пользователя
timax
 
Сообщения: 3944
Зарегистрирован: Чт июл 26, 2007 11:12 am
Откуда: Менск

След.

Вернуться в История

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: Google [Bot] и гости: 2